\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) icon

"Что делать?", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89)




Название"Что делать?", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89)
страница3/15
Дата конвертации21.03.2015
Размер2.12 Mb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
розге^ . ТОГДА ЛИЗЕЛИ ВЫУЧИЛАСЬ СИДЕТЬ И ПРЯСТЬ, И ЕЕ ПРЯЖА С ТЕХ ПОР В ОДИН ДЕНЬ УЛУЧШИЛАСЬ БОЛЕЕ, ЧЕМ ПРЕЖДЕ В ВОСЕМЬ.

В обучении детей Руди (прядению) Гертруде помогал её сын Гейрли. И сама Гертруда не жалела усилий в обучении ребят ... (с.30-32, гл.3-11).

Гл.3-12. Так много Гертруда делала для приходящих к ней чужих детей, но не меньше делала она и для их отца. Она ежедневно приходила к нему в дом и где бы ни находила беспорядок, - в хлеве, на току, - всё приводила в порядок. Это так подстрекало самолюбие Руди, что до 9 часов утра, в какое время Гертруда по большей части приходила к нему, он бегал по всем углам, чтобы она не нашла в чем-нибудь беспорядка, сам стал лучше причесываться и одеваться, во время стриг бороду и казался теперь более молодым. Свою комнату, бывшую прежде закоптелой, он теперь всю выбелил и украсил лубками: Спаситель на кресте, Божия матерь с младенцем, император Иосиф II, белый гусар на коне и так далее. Купив картинки, он в тот же вечер прилепил их по стенам и пригрозил детям розгой, если они хоть одну тронут рукой и запачкают. Дети: "Ты все-таки кое-кому не можешь запретить их марать". - "Кому это?" - "Мухам. Ты ведь помнишь, как они засидели у покойной матери ее большой крест, так что на нем нельзя было разобрать ни слова?". - "Хорошо, что вы не мухи, - сказал отец и засмеялся, - вам дадут за это по рукам" (с.32-3, гл.3-12).

Гл.3-13. А Гертруда искала для Руди жену. "Если бы только мне удалось теперь привести в эту комнату Мейерову сестру!". Ей скоро это удалось. (Гертруда как тонкий дипломат-сваха сделала первую попытку) (с.33-9, гл. 3-13).

Гл.3-20. Арнер, лейтенант и пастор неожиданно для Гертруды посещают её дом. Комната Гертруды. Дети работают. От множества прялок едва можно было пройти. Вы не можете себе представить, как восхитила господ эта комната. Порядок и благосостояние у богатого человека не производит такого впечатления. Тотчас приходит в голову мысль, что сотни других не могут этого сделать: у них нет денег. Но благоденствие в бедной хижине, которая так неопровержимо доказывает, что: ВСЕМ ЛЮДЯМ НА СВЕТЕ МОЖЕТ БЫТЬ ХОРОШО, ЕСЛИ У НИХ БУДЕТ ВО ВСЕМ ПОРЯДОК И ОНИ БУДУТ ХОРОШО ВОСПИТАНЫ, - производит на добрую душу громадное впечатление. Теперь перед глазами господ была комната, полная таких бедных детей, но эти дети были в полном довольстве. Помещик и лейтенант сказали себе: она (Гертруда) сделала и исполнила то, что мы ищем; школа, которую мы ищем - в ее комнате! Дети же весело продолжали прясть и глазами улыбались друг другу, потому что видели, что господа были здесь из-за них и смотрели на их работу.

Первое, что проговорил лейтенант, было: "Это все ваши дети?". - "Нет, не все мои", сказала Гертруда. "Подумайте, господин лейтенант", сказал пастор, "Рудины дети месяц тому назад не могли спрясть ни одной нитки...!".

"Меня в этой комнате удивляет не это, а нечто другое", сказал помещик, "Эти чужие дети в эти 3-4 недели, как Гертруда принялась за них, так выглядят, что я ей Богу их не узнаю. Это же были живые мертвецы, крайняя нужда читалась на их лицах; и все это стерто, так что и следа не видно!" (с.54-6, гл.3-20).

Гл.3-20. Лейтенант с каждой минутой все более убеждался, что всё это можно применить и в его школе; но он также находил, что для этого нужна женщина, подобная этой (т.е. Гертруде), если всё нужно сделать не только возможным, но и осуществить. Прусский вербовщик не ломает так голову над тем, чтобы заманить на службу взрослого парня, как лейтенант ломает теперь голову над тем, чтобы заманить в тенета эту женщину, больше всего подходящую к его школьной службе. "А как вы думаете", начал он, "нельзя ли в школу ввести тот порядок, который у вас в комнате?" (ZT. Опускаю переговоры лейтенанта с Гертрудой) (с.58-60, гл.3-20).

Гл.3-81. Рвение, с каким в домах прядильщиков занялись сбережениями (см. в файле PSTL5L12.TXT), улучшило положение многих из них, чего иначе никак нельзя было сделать. Ренольша не пропускала ни одного дня, чтобы словом и делом не помочь соседкам-пряхам в их рвении в наведении дома ПОРЯДКА. Ренольша всегда отличалась благотворительностью, но теперь, когда она видела, что желание работать и стремление к порядку и бережливости в одну неделю дает беднякам больше, чем может дать им в течении года какая угодно милостыня, она тотчас же изменила свою манеру помощи, и даже самой близкой куме отказывала в куске хлеба, если та не хотела вместе с нею подробно исследовать и точно указать, в каком она находится положении, сколько ее семья зарабатывает в неделю, как она этот заработок распределяет и почему не может жить на свой заработок. Первым ее ответом, если кто-либо жаловался ей на свою нужду, теперь было: "Я должна сходить к тебе и посмотреть у тебя дома, чего собственно тебе недостает и как тебе помочь". Конечно, это многим, до сих пор зря нищенствовавшим, не нравилось .. Отдавать опекаемому не один только хлеб и деньги, а самое себя, свое время, свое соображение, свою радушную решимость оказать человеку кардинальную, истинную помощь. А ИСТИННА ТОЛЬКО ТА МИЛОСТЫНЯ, КОТОРУЮ ПРОИЗВОДЯТ ТАК, ЧТО ПОЛУЧАЮЩИЙ ЕЁ НЕ ДОЛЖЕН БОЛЬШЕ НИЩЕНСТВОВАТЬ (с.224-5, гл.3-81).

Гл.4-33. Всё - природа и история - говорит человеческому роду, что каждый должен заботится сам о себе; что никто другой о нем не позаботится и не может позаботится; и лучшее, что можно сделать для человека, состоит в том, чтобы научить его самому заботиться о себе.

Это в природе вещей, чтобы человек ни на кого на земле не рассчитывал. В сущности это совершенно справедливо и для человеческого рода хорошо, что родители своим старшим детям, а начальство своим подданным говорят: "Теперь сами себе помогайте, вы - взрослые люди".

Если же дети не воспитаны так, чтобы иметь возможность помочь самим себе,

если они выделаны беспомощными и чахлыми,

сами собой - ничто и не в состоянии из себя что-нибудь сделать или как-нибудь себе помочь,

и если таким говорят: "Помогай сам себе, ты взрослый", то это, конечно, другое дело. Бросить не оснащенного человечка на произвол судьбы - безбожно.

Но, Боже, на что мы можем надеяться?

Учитесь, учитесь, бедные люди, - учитесь сами о себе заботится, ведь никто о вас не позаботится!

Кто скажет, что это против Бога, если человеку становится страшно за человека? Кто скажет, что это против властей, если он говорит за бедных, страждущих и беспризорных с жаром? .. Огонь ревнителя, который чувствует заброшенность человеческого рода и доходит до того, что говорит языком отчаяния (ZT. языком "Про это" Маяковского), есть священный огонь, и его речь есть как бы тень небесной истины и как бы полустертая печать божественной нашей природы! (с.340-41, гл.4-33).

Гл.4-41. Новейшие либеральные мнения все считают каждого человека и в особенности человека низшего класса безо всякого сравнения лучшим, чем он есть на самом деле (с.360). На самом же деле человек, если он предоставлен самому себе и растет на свободе, бывает по натуре ленив, неопытен, неосторожен, невдумчив, легкомыслен, легковерен, боязлив и безгранично жаден, к тому же еще, благодаря опасностям, встречающимся для его слабости, и препятствиям, мешающим его жадности, лукав, замкнут, коварен, недоверчив, склонен к насилию, дерзок, мстителен и жесток.

^ ТАКОВЫМ ДОЛЖЕН СТАТЬ ЧЕЛОВЕК ПО ПРИРОДЕ, ЕСЛИ ОН ПРЕДОСТАВЛЕН САМОМУ СЕБЕ И РАСТЕТ НА СВОБОДЕ;

он грабит также легко, как и ест, и убивает, как спит. Его потребность есть - есть его естественное право, его похоть есть основа его права, его леность или невозможность добиться бОльшего служит пределом его притязаний.

И таковым человек необходимо сделается в том случае, если, предоставленный самому себе, он растет на свободе (Laissez faire, laissez passer).

Платон (427-347 до н.э.). "О законах", кн. 6. - "Человек есть существо самое кроткое и самое божественное, если он будет укрощен настоящим воспитанием; если же его не воспитывать или давать ему ложное воспитание, то он будет самым диким животным из всех, кого производит земля".

Песталоцци. - И таким-таковым созданный и образовавшийся, - человек не приносит никакой пользы обществу, но даже в высшей степени опасен для него и невыносим. Поэтому общество, если человек должен иметь для него какую-нибудь цену или хотя бы быть только выносимым, должно сделать из него (из человека) нечто совсем иное, чем он (человек) есть по своей природе и ЧЕМ МОЖЕТ СДЕЛАТЬСЯ, ПРЕДОСТАВЛЕННЫЙ САМОМУ СЕБЕ И ВЫРАСТАЯ НА СВОБОДЕ.

Задача такова: изменить и преобразовать душу человека с целью ввести его в колею порядка, противоборствующего первым и исходным порывам его натуры,

и: приспособить его к тем отношениям, к которым его не предназначала и не приспособляла самое природа, а скорее сама (природа) вложила в него многое, что служит этому препятствием.

Гл.2-70. Детство, отрочество и молодость старосты Гуммеля. Родился в 1729 г. Его крестные присяжный Кингольц

[очевидно, сознательный поклонник и последователь негодяя маркиза де Сада (Сада Донасьена)]

и жена Эйгенбергера. Он (Гуммель) не помнит ни с той, ни с другой стороны ни одного слова христианской любви, ни одного слова предостережения или поощрения к чему-либо доброму и полезному; наоборот, каждый раз, как он приходил к Кингольцу, он должен был рассказывать ему обо всех мальчишеских проказах и шалостях, которые они проделывали в лесу и в поле. Его (Гуммеля) родители, Христоф Гуммель и Маргарита Кингольц, были люди в высшей степени невнимательные и беспечные в отношении себя и в отношении своего единственного ребенка. Сам будучи ленив, отец не заставлял сына работать. Сам не смысля ни своего ремесла, ни хозяйственных дел, отец не мог и сыну дать того, чего у него самого не было. Сам невдумчивый и легкомысленный, он и сына не мог воспитать осмысленно и тщательно.

Мать походила на отца: у нее были и внутренние, и внешние недостатки. Она была неаккуратна, но гораздо хуже, чем ее криво надетый чепец и ее грязные платья, гораздо хуже этого всего было ее высокомерие и ее недоброжелательное сердце, и она могла по целым часам в присутствии ребенка говорить в своей комнате дурное о людях, даже о тех, кто оказывал ей благодеяние, - она всегда полагала, что ей слишком мало дают, что каждый должен ей делать еще больше.

Таким образом в душе ребенка внедрились леность, легкомыслие и распущенность, и на него перешли также недружелюбие, неблагодарность и притязательность матери. Родители позволяли сыну говорить когда он хотел и о чем угодно, и чем менее малец работал умственно и физически, тем наглее болтал языком. Леность и непослушание усиливались в нем, и всё, что ему говорили в школе или в церкви о послушании, труде и справедливых поступках, он пропускал мимо ушей. Теперь даже и побоями родители не могли подавить его необузданные капризы и своеволие, ибо в этой ситуации, выбивая из мальца одного дьявола, побои как будто вбивали в него семь других.

Дорогие друзья! Я должен сказать отцам и матерям в моей общине великое воспитательное правило. Направляйте ваших детей к тому, к чему надо их направлять, прежде, чем они сумеют отличать правую руку от левой. ВПРЯГАЙТЕ их в ЯРМО бедной жизни прежде, чем они узнают, почему это делается с.378. Человек, не желающий быть благочестивым и честным ради самого себя, должен быть таковым ради своих детей с.387, гл.2-70.

По тринадцатому году Гуммель-младший сбежал от отца и сделался пастухом в Валдрюти. Пастушеская жизнь тогда, как и теперь, была страшно испорчена. На горы сходили всегда по несколько человек пастухов, избранных часто из нищих и бродяг, и выделывали там всевозможные ГАДОСТИ. Гуммель-младший чувствовал себя в этой жизни, как в своей сфере. (ZT. Описываются гадости, включая жестокую "дедовщину"). В самой деревне, куда снова вернулся Гуммель, его сотоварищи делали все более постыдные выходки и наносили ущерб всюду, куда ни приходили. Когда луна закатывалась и добрые ночные жнецы кончали свою веселую работу, приходили негодяи, разбрасывали сжатый хлеб вдовниц и хозяйничали на их поле, как будто его взрыли дикие свиньи (гл.2-70).

Боже, чем они были раньше!

МЕНЕЕ ВСЕГО ДЕВУШКА МОЖЕТ СТАТЬ ПОРЯДОЧНОЙ ЖЕНЩИНОЙ В РУКАХ БЕСПУТНОЙ МАТЕРИ, а также: ПОД РУКОВОДСТВОМ ШКОЛЫ, УПРАВЛЯЕМОЙ

( ZT. анти-макаренковскими и с-соловейчико-образными)

_Т_У_П_И_Ц_А_М_И_.

Воздвигайте алтари этому человеку (ZT. а не Христу)! Он пользуется всем, ВПЛОТЬ ДО ЦВЕТКА, РАСТУЩЕГО В САДУ (ZT. и выращенного самими девочками!), чтобы возвысить девичьи души, ибо: им суждено дать счастье будущему поколению. (ZT. у В.В. Смирнова переведено несколько иначе, см. у него т.2, с.240-1).

Гл.3-84. В Боннале живет одна женщина, вышедшая замуж в эту деревню из другой местности .. Однажды дети принесли цветы, данные ею, в школу и спросили у Глюфи, могли бы и они устроить у себя такой сад? - Почему бы и нет, - ответил учитель, - если вы не будете лениться .. (У Смирнова В.В. И вслед за этим Глюфи сам повел их всех вместе к этой женщине в сад. Нельзя описать радости старухи. Она сказала лейтенанту, что она никогда не чувствовала себя в Боннале так хорошо, как сегодня, когда он пришел к ней в сад со своей школой гл.3-84, с.242). А дети, придя домой, потребовали от матерей клочок земли, чтобы развести на нем сад согласно советам и указаниям той женщины.==

Все, что рано или поздно могло пригодиться детям, Глюфи считал возможным включить в свою школьную работу. Ибо он чувствовал себя отцом этих детей и задачей считал их воспитание. Все, что требовалось для их всестороннего воспитания, входило, по его мнению, в круг его деятельности. По той же причине он проводил с ребятами все вечера и занимался с ними всем, чем они желали. Иногда это была резьба по дереву, лепка разных фигур из воска... Порой классная комната вся наполнялась разными ремесленными инструментами и стружками и походила на мастерскую. Но перед уходом комната убиралась и становилась чистой...

Под орешником на лужайке Глюфи часами беседовал с детьми об их будущем, и об их жизни. Он рассказывал им краткую экономическую историю их деревни, как в ней возникли такие порядки, которые сделали деревню несчастнее, беднее и более распущеннее, нежели она могла бы быть при других условиях...

Заканчивая историю деревни, он подчеркнул, что:

В ДАННОЕ ВРЕМЯ ТРЕБУЕТСЯ БОЛЬШЕ ТОЧНОСТИ ВО ВСЕМ, БОЛЬШЕ ВНИМАНИЯ, РАСЧЕТА, БОЛЬШЕ ПОРЯДКА И ОБДУМАННОСТИ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДОЖИТЬ ДО ЗДОРОВОЙ И РАДОСТНОЙ СТАРОСТИ, ЧТОБЫ СПОКОЙНЫМ ЗА СУДЬБУ СВОИХ ДЕТЕЙ СОЙТИ В МОГИЛУ...

^ ЧЕРЕЗ ДЕТЕЙ ЭТИ ПОЛЕЗНЫЕ ПОУЧЕНИЯ ДОХОДИЛИ И ДО РОДИТЕЛЕЙ...

Дальше по Смирнову В.В.

и родители не могли понять, как учитель своим умом дошел до понимания того, чего они - хотя отчасти сами пережили и испытали это - не в состоянии были рассказать так, как он. И затем: каким образом он втолковал это детям так, что они при своем возрасте могли это понять и передать?

Особенно придавал этому значение некто Ренольд, старик лет 90.

"Дети, ваш учитель прав: наша бедная деревня стала похожа на расстроенную семью и в течении 40 лет жила как бы без отца. За это время условия жизни повсюду изменились, и людей при теперешних обстоятельствах следует так воспитывать и учить, чтобы они могли преуспевать при существующем порядке, как старики преуспевали при том порядке, применительно к которому они, конечно, были воспитаны правильно. Вот это и делает для вас ваш учитель" (гл.3-84).

Гл.3-3. Деревенский капиталист (хлопкопрядильное дело) Мейер и помещик Арнер. Мейер. Видите ли, барин, в эти 50 лет так все у нас переменилось, что старый школьный порядок вовсе не подходит к нынешним людям и к тому, чем они должны сделаться. Прежде все было гораздо проще и никто не должен был снискивать себе пропитание чем-либо иным, кроме земледелия. При такой жизни люди менее нуждались в школе. У крестьянина есть своя школа в хлеву, на току, в лесу и в поле, и везде - столько он находит, что ему делать и чему учиться, что он, так сказать, безо всякой школы может сделаться тем, чем должен сделаться. Но совсем другое дело с ребятами-прядильщиками. .. Они, как я замечаю, находятся в совершенно том же положении, как и обыкновенные горожане, которые должны добывать себе хлеб ремеслом .. И так как нечего и думать, чтобы испорченные родители приучили своих детей к порядку и предусмотрительности, так ничего иного и не остается, как только:

^ ЧТОБЫ ШКОЛЫ ТАК БЫЛИ УСТРОЕНЫ, ЧТОБЫ ОНИ (ШКОЛЫ) ВОЗМЕЩАЛИ ДЕТЯМ ТО, ЧТО ОНИ (ДЕТИ) НЕ МОГУТ ПОЛУЧИТЬ ОТ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ, НО В ЧЕМ ОНИ (ДЕТИ) ТЕМ НЕ МЕНЕЕ КРАЙНЕ НУЖДАЮТСЯ.

В школе же нашей деревни такой порядок, что каждого, который отворит туда дверь, смрад отшибает. Да, наверное, нет ни одного хлева в деревне, в котором бы о телятах и жеребятах, которых желают выходить, не заботились больше, чем в нашей школе заботятся о том, чтобы из наших детей вышло то, что следует.

Так говорил человек, знавший свою деревню (с.13-15, гл.3-3).

Гл.3-54. Лейтенант помогал на лугу властям и всем, там бывшем, отмечать места, где вечером домохозяева должны были сажать деревья, подаренные им помещиком.

"Правда, что вы будете у нас учителем?".

Потом стали между собой посмеиваться, сначала в полголоса, затем во весь голос что это будет новомодная школа.

Потом они стали его спрашивать, удовольствуется ли он прежним учительским жалованием, или кто ему будет платить больше.

Некоторые говорили, что он будет учить их ребят стрелять и маршировать, а один, указывая на его ноги, говорил, что и танцевать.

Некоторое время лейтенант оставлял их в покое, чтобы посмотреть, до чего это дойдет. Когда же нашел, что теперь довольно, то встал и, держа палку в руке, сказал: "К делу, соседи, чтобы мне не опоздать!".

Они открыли было рот, но он сказал самому толстому: "Иди сюда и неси это!" и самому большому: "Ступай и неси то!". Первого же, который тотчас не исполнил сказанного, он спросил: "Как его зовут?" и записал. Это заставило их слушаться.

Те, которые насмешничали над ним, выучились стоять, где он приказал им стоять, идти туда, куда он велел им идти, и нести то, что он заставлял нести. В процессе работы он стал с крестьянами дружелюбен. Работу с деревьями он скоро так наладил, что крестьяне не могли понять, как это он так скоро покончил с этим. И, наконец, дело дошло до того, что бывшие вначале худшими, стали совсем ручными, а некоторые из них говорили ему, что в начале у них вырвалось несколько слов, которые ему не следовало бы слышать. Другие говорили ему, что они теперь хорошо видят, как он соблюдает порядок и как он управляет делом, и только бы он и с их ребятами такой порядок поддерживал, то все пойдет хорошо.

Некоторые и из ребят кричали: "Этот кое-что смыслит, у этого можно кое-чему научиться".

Ребят там было очень много, лейтенант ходил с ними всюду, показывал каждому, где его нумер. Он был так ласков с ними, что все они говорили друг другу: "Вот это хороший учитель". Более дюжины ребят пошли вместе с ним с луга домой, и все время он разговаривал с ними об их работе и обо всем, чему они могли и должны научиться для того, ЧТОБЫ СТАТЬ НАСТОЯЩИМИ КРЕСТЬЯНАМИ (с.140-41, гл.3-54).

Гл.3-25. Помещик Арнер велел на собрании посадить вокруг себя крестьянских детей, которые станут пасти своих коз, и сказал им, что пастушечья жизнь есть такая жизнь, в которой легче, чем в другой они могут сделаться дикими, невоспитанными и потому несчастными и злыми людьми. Они поэтому должны принять меры, чтобы пася коз не так легко привыкать к недостаткам. Во-первых, вы не потерпите в своей среде того, кто во время пастьбы станет клясть и ругать свою козу, бить ее сильно или бросать в нее камни. Во-вторых, и того вы не будете считать хорошим пастухом и не позволите ему пасти вместе с вами, кто ругает дурными словами своих товарищей, поносит их или клянет и бьет их. В-третьих, вы не станете считать хорошим пастухом и не позволите пасти около вас, если кто намеренно или по нерадению допустит коз вредить лесам и полям; еще менее, если он сам станет наносить вред лесам и полям... (с.72-3, гл. 3-26).

Гл.3-70. Оценка пастора (ZT. по сути, самого Песталоцци ?) как потенциального воспитателя. Он (пастор) сам признавался, что он и теперь не в состоянии оказать существенной пользы в деле истинного воспитания...

1) Он ничего не знал о профессиях людей. 2) Он знал людей и в то же время не знал их.

Он знал их настолько, что мог их описать [ZT. в "Лингард и Гертруде"], так что приходилось сознаться: "да, они таковы".

Но он не знал их настолько, чтобы быть в состоянии сойтись с ними и что-нибудь с ними поделать.

Не раз лейтенант (ZT. Эм. Фелленберг ?) говорил пастору (= Песталоцци ?) с глазу на глаз, что он (ZT. пастор = сам Песталоцци ?) не в состоянии сделать из людей ч/н хорошее, что он (ZT. пастор = сам Песталоцци ?) своей добротой только губит их. Потому что, как ни считали всюду лейтенанта добрым, все-таки едва ли у кого были более строгие принципы насчет воспитания, чем у него.

Лейтенант (ZT. Фелленберг ?) во всеуслышание утверждал, что (skip) воспитание детей есть не выделка отдельного человечка-звена в цепи. Ошибочен подход, когда выдергивают из цепи отдельное звеньецо (ZT. индивидика) и начинают ухищряться над ним, как будто в цепи (ZT. в коллективе) из детей каждое звеньецо существует само по себе. Не думайте, - продолжал лейтенант, - что сила и пригодность отдельного звена цепи - (ZT. коллектива) зависит от того, что его вызолотят, высеребрят и даже украсят драгоценными камнями. Нет, сила индивида зависит от того, что в детстве он прочно был связан с ближайшими звеньями в энергичной работе всей цепи как целого и сделался крепким и достаточно гибким, то есть способным для постоянного движения и для разнообразного сгибания в конструктивно работающей цепи СОРАТНИКОВ.

Так говорил человек, сила которого состояла в знании света (с.186-7, гл.3-70).

Гл.3-72. Такого человека, который так много делал для детей деревни, многие должны были любить. Но все-таки и им не все были довольны, - он едва удостаивал крестьян своим разговором, давая им понять, что он свое время и свой язык употребляет для их детей; но крестьяне думали, что при всем том может же он хоть две минуты постоять спокойно, если с ним хотят говорить, и что если бы не его надменность, он так бы и делал.

Затяжная дождливая погода. Мостик перед боннальским училищем, сгнивший лет 20 тому назад, так и не был выстроен снова, и детям приходилось, если дождь шел два дня подряд, мочить ноги почти по икры, если они хотели пройти в школу. В первый же такой случай Глюфи встал посередине улицы под дождем и начал переносить детей одного за другим под дождем. Это показалось очень смешно нескольким мужчинам и женщинам, жившим прямо против училища, - как раз тем, которые больше всех жаловались, что новый учитель из высокомерия не хочет сказать людям здравствуй и прощай. Им доставляло большое удовольствие смотреть, как он в своем красном сюртуке промок на выжим; они воображали, что он и четверти часа не выдержит и крикнет им, что неужели никто не может ему помочь. Но так как он продолжал свое дело, как будто вокруг не жило ни одной кошки, не то, что человека, и все продолжал переносить одного ребенка за другим, то стали поговаривать, сидя у окна: "А он должно быть добряк, если так долго продолжает работать, и мы, как кажется, в нем ошибались". Наконец и они повыползли из своих нор: пусть он теперь идет домой и пообсохнет, а они станут переносить детей. Более того, они выразили желание восстановить мост, и прежде чем пробило одиннадцать, мост был действительно готов, так что дети по окончании ученья могли идти через поток, не замочив ног. Вместе с тем прекратились жалобы на высокомерие лейтенанта (с.191-3, гл.3-72).

Гл.3-73. Но немного спустя крестьяне опять стали жаловаться и притом на более серьезное. Гарткнопфовская сволочь в деревне нашла, что новый учитель - не истинный христианин, и стала под рукой внушать это добрым и простым деревенским людям (ZT. совсем так, как Зое-подобная крупско- комсомольская сволочь определила, что в колонии им. Горького у Макаренко - не советская система воспитания). Одним из первых, кому пришлась по вкусу эта молва, и который ревностнейшим способом старался распространять ее, был прежний учитель. Он не мог примириться с тем, что все дети так хвалили и любили нового учителя. Его-то самого, когда он был учителем, все ненавидели и ругали, и он в течении 30 лет так к этому привык, что думал, что так и должно быть, и утверждал, что дети, которые еще не понимают как следует своего блага, от природы ненавидят дисциплину и, следовательно, всех учителей. Но теперь он не мог более носиться с этой фантазией как с основательной, - люди скажут, что любят же дети теперешнего учителя, хотя он и очень строг и требует дисциплины. Плутовство и глупость были причиной нелюбви к нему (прежнему учителю) детей. Если малость какую делали ему напротив, он орал на детей. Но ведь если
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15



Похожие:

\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconСмиренный чудотворец
Казалось, что этому гнёту не будет конца. Что делать? Как быть? Кто может объединить и поднять народ против ненавистного врага и...
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconСура «ан-Наср»
Всевышний обрадовал своего Посланника благой вестью и научил его тому, что надо будет делать, когда сбудется обещание Господа. Наряду...
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconДокументы
1. /Как победить жидо - масонов, и что делать!!!!!.doc
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconКнига «Конвенция о правах ребёнка»
Из словаря Ожегова: «Право охраняемая государством, узаконенная возможность что-нибудь делать, осуществлять»
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconОснова: Познакомиться и начать вместе ориентироваться
Поиск ответа на вопрос «Изменение климата – что делать?» при помощи «Дидактического креста»
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconКвадратные уравнения. (8 класс)
Эпиграф к уроку: "Предмет математики настолько серьезен, что полезно не упускать случая делать его немного занимательным"
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconДокументы
1. /Философия полной победы.doc
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconУчим детей делать уроки
Ребенок плохо запоминает, не успевает, делает все медленно? Чему и как следует научить школьника, чтобы делать уроки и домашнее задание...
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconКлассный час в 1 классе Учитель начальных классов: Ерёмина Н. Г с. Курасовка 2008 г. Что делать при пожаре
Оборудование: телефон; слайды, поясняющие, как вести себя во время пожара
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconАвгуст Стриндберг
Особое значение имела для него работа в Королевской библиотеке, давшая возможность будущему художнику познакомиться с произведениями...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации