\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) icon

"Что делать?", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89)




Название"Что делать?", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89)
страница9/15
Дата конвертации21.03.2015
Размер2.12 Mb.
ТипДокументы
источник
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15
^ ПОД ПЫТКОЙ спрашивать старух, в каких отношениях они были с дьяволом .,.ZT. чтобы этак навскидку прикинуть, кого на этот раз будешь сжигать: настоящую ведьму или всего лишь некий муляж ? Пастор. - Слава Богу, это прошло; но еще много осталось от старой закваски. ZT. Верно, осталось. Даже среди фидошников. И опять тут интересна математическая пропорция: из всей суммы за всю-то историю шабашей ведьм лишь 20 % этих шабашей были настоящими, а остальные 80 % шабашей были .. ну просто дискотеками.

Возвращаюсь к тексту Песталоцци. - Гл.2-16. Хорошие и дурные матери снова старательно говорили с детьми о черном человеке, который унесет их, если они не будут вести себя хорошо, и т.п. Молодая самонадеятельная жена Кингольца, давно уже не верившая ни в привидения, ни в ведьм и со своими детьми смеявшаяся над этим, теперь повернула фронт и каждое утро и вечер произносила со своими молитвы против ночных привидений, злых духов и ведьм.

П.В. Шумахер (1817-1891) .. Нам очень мало прививали идей здоровых и живых / Нам бредни в головы вбивали о леших, буках, домовых ..

"Мама, ты ведь только третьего дня говорила, что дураки те, которые об этом молятся. - Теперь я опять иначе думаю; теперь вы должны опять также усердно читать эти молитвы, как "Верую" и "Отче наш". - Теперь, значит, опять есть привидения? - Конечно, весь свет полон их, спаси нас Бог. - Почему же ты теперь опять знаешь, что весь свет полон их? - Ах, милые дети, ужасные вещи происходят в деревне; молитесь только усерднее, а когда выходите из дому, берегитесь, молитесь получше, ДА СМОТРИТЕ, ОТ СТАРУХ НИЧЕГО НЕ БЕРИТЕ - ПЛОДЫ ЛИ, ХЛЕБ ИЛИ ЧТО ДРУГОЕ.

Даже игра в "кошачий хвост", в которую играли дети каменщика и Руди, становилась чем дальше, тем подозрительнее. Гарткнопф тоже во всеуслышание заявлял, что это - чертова игра. Жена Шпекмольха, женщина, созданная на то, чтобы из меда извлекать яд, а из комара делать слона, по несчастию встретила дочь Руди Грету и хотела теперь как следует узнать, что собственно скрывается за игрой в "кошачий хвост", о которой ведутся такие подозрительные разговоры. (Стала девочку настойчиво спрашивать: кошка у каменщика черная?, глаза у нее горят? что она (кошка) делала во время молитвы?). Из этого разговора, который, с добавлениями, жена Шнекмольха передавала на ухо направо и налево еще большим чем она дурам, в течении нескольких часов было выведено, что кошка была не простая.

МИГОМ РАЗНЕСЛОСЬ ПО ВСЕЙ ДЕРЕВНЕ, КАКИЕ НЕХОРОШИЕ ДЕЛА ТВОРЯТСЯ В ДОМЕ КАМЕНЩИКА, И НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ СРЯДУ ЭТОТ ДОМ БЫЛ ЕДИНСТВЕННЫМ ПРЕДМЕТОМ РАЗГОВОРА В ДЕРЕВНЕ. ...И дети каменщика и Руди часто возвращались домой с плачем и жалобами, что куда бы они ни пришли, их как будто боятся. Самые добрые дети, с которыми они всегда были в дружбе, совсем не хотели с ними водиться и из окон и из-за заборов называли их "кошатниками" и "кошатницами" (с.266-71, гл.2-16). (ZT. Против такой вредоносной деятельности такой вредоносной бабы пожалуй кроме публичной ее ПОРКИ и средства-то нет; тем боле, что: это пошло бы ей только на пользу).

Гл.2-67. Самодеятельный доктор Трейфауг, своими темными лекарствами загубивший ни одного уж человека в деревне. Он признался пастору, что никогда не был уверен в своих лекарствах. Относительно привидений он сказал, что вначале верил в это как в "Отче наш". Постепенно он, конечно, стал замечать, что не все, что было написано в книге его деда (арнгеймского палача), одинаково верно. НО ОН ПРОДОЛЖАЛ ПРИДЕРЖИВАТЬСЯ ЕГО МАНЕРЫ, ПОТОМУ ЧТО НИКТО НЕ ДАЛ БЫ ЕМУ ЗАРАБОТАТЬ НИ ОДНОГО ГЕЛЛЕРА, ЕСЛИ БЫ НЕ ДУМАЛ, ЧТО ОН МОЖЕТ КОЕ ЧТО СДЕЛАТЬ ПРОТИВ СГЛАЗА ЗЛЫХ ЛЮДЕЙ. Постепенно у него вошло в обычай и стало ремеслом каждый раз проделывать мистические церемонии, вовсе не думая, полезны они пациенту или нет. Потом он рассказал пастору много случаев, как он дурачил людей и как глупо они принимали за чистую монету все, преподносимое им. Раз он дал одному ребенку рвотное и потом утверждал, что из него вышел кусочек кирпича, который он сам бросил в ушат. Добрые люди поверили ему, и еще сами объяснили, что для дьявола нет ничего невозможного и что: из того, что кусок кирпича налицо, должно заключить, что он действительно был в ребенке (с.373-4. гл.67).

Гл.2-30. Нищенствующий (с семьей) Крихер.

С того времени, как староста был низвергнут и арестован, сей Крихер ходил под окнами старостихи: насмехался, злорадствовал.

Об этом узнал пастор.

Старостиха. Ты знаешь, по вторникам нищие приходят в пасторский дом, а Крихер из высокомерия присылает за себя другого (например, сына). Но на этот раз пастор не дал посланному, а велел сказать, чтобы Крихер сам пришел...

"Крихер! сегодня утром ты так вел себя в отношении старостихи, что с тобою должен был бы говорить не пастор, а парень с арапником в руках. Я тысячу раз собственными глазами видел, и в церкви, и на улице, как ты сгибался и взвивался перед старостой, как собака, а теперь, когда он в несчастье, а жена его в глубоком горе, ты на улице показываешь ей язык и оскорбляешь ее... Негодяй ты этакий, мошенник... Вон пошел, вон, - с глаз моих долой! И благодари Бога, что мой сан и мой возраст не дозволяют пустить в дело вот эту палку, как бы я желал" (с.301-2, гл.30).

Гл.2-17. (Флюгер поворачивается). Но как всегда бывает, ЕСЛИ ЗЛОБА И ГЛУПОСТЬ СЛИШКОМ ДАЛЕКО ЗАХОДЯТ, - нашлись люди, которые заметили, что всё это значит. Один из начальствующих (Ренольд) и несколько других уважаемых крестьян объявили во всеуслышание, что: в деревне говорится и делается то, без чего можно бы было обойтись, и что само по себе несправедливо и нечестно. Они сами в молодости тянули кошачий хвост, как и дети каменщика, и сколько раз веселились и до и после молитвы; но плохо пришлось бы от их родителей тому, кто попытался бы из подобных детских забав сделать предмет болтовни. Это произвело такое впечатление, что все, один за другим, стали обращать внимание на то, что говорили; кроме того, друзья вскоре рассказали каменщику, что распространялось относительно его детей, и какая отпетая дура-баба это с упоением делала. Каменщик как безумный побежал к ее дому с палкой в руке... Баба только что опять рассказывала эту чертовщину, клялась и божилась, что все свои слова сказала бы в глаза оборванцу каменщику. Теперь же сразу прилюдно стала отпираться и говорить каменщику, что она никогда ничего против него не имела. (ZT. Один вид палки излечил интриганку). "Нет, это, однако, черт знает что такое; баба не должна, по моему, так поступать", сказала другим женщинам жена Ренольда. - "Да молчи же", сказали другие, "что ты вмешиваешься? ведь это до тебя не касается?". "Нет, я не хочу молчать, - сказала жена Ренольда, - она завтра же может так поступить с тобой, со мной и с каждой из нас...".

Каменщик же категорически сказал интриганке: "Ты сегодня же должна бежать по всем улицам и перед всеми домами говорить, что ты все наврала и выдумала". - "Не заставишь меня это делать ... и я сожалею". "Сожалеешь или не сожалеешь, это безразлично, а что ты все наврала и выдумала, это ты должна сказать, притом так громко и ясно, как только можешь". Волей-неволей она должна была признаться во всеуслышание, притом так, чтобы каждый мог разобрать, что все, что она ни говорила о каменщиковой кошке, она выдумала и наврала; но это было ей так трудно, что она при этом чуть не задохнулась (с.271-3, гл.17).

Гл.2-18. Гертруда не очень одобрила действия мужа. Погорячился. Самосуд. "Я бы на твоем месте опять поговорила бы с Гритой и взяла бы обратно приказание извиняться перед всеми домами... Знаешь, что ты сделай? Возьми одного котенка и отнеси Гритли в подарок, чтобы она видела, что наша старая мышатница не дьявол, а благородное домашнее животное". - "Это очень забавно. Я так и сделаю". Грите, завидев каменщика издали, страшно перепугалась и вообразила, что произошло еще ч/н, раз он снова идет. Она выскочила, как будто за ней гнались, из комнаты в окно прямо к мужу, который был за домом. "Каменщик опять здесь!". - "Черт бы побрал твой рот", сказал он (с.274-7, гл.18).

Гл.2-19. Переговоры мужчин. "Мы ведь всегда, господин каменщик, были добрыми друзьями и родичами; моя жена, конечно, не права, но она сознается в этом и должна восстановить твою честь и доброе имя каким угодно способом. Но и ты будь этим доволен; ведь в сущности все это только бабья болтовня, и, конечно, не стоит раздувать этого дела". - "Ты как раз говоришь то, что я только что собирался сказать. Это несомненно, как ты сказал, одна бабья болтовня... Моя жена и я сам, подумав, тоже нашли, что я чересчур зашел далеко, и что бегание по деревне и опровержение всего (ZT. маоиские методы) вовсе не нужно". В ответ на это воспрянувший муж интриганки (сам почти такой же) стал чуть ли не обвинять самого каменщика и куражиться над ним. Когда Лингард передал Гертруде состоявшийся разговор, она надула губы и сказала: "Ты никогда не знаешь, кто перед тобой" (с.277-9).

Гл.2-20. Между тем история с кошачьим хвостом, благодаря происшествию у колодца, все-таки потеряла свой кредит, и шайка плутов, дышавшая ненавистью к помещику, пастору и их приверженцам, должна была оставить ее, как ни неприятно им это было. Тем ревностнее они стали распространять слухи о торговце курами, говоря, что теперь видна сила дьявола, что в субботу торговец ослепил общину и ПОСРЕДСТВОМ КОЛДОВСТВА заставил всех поверить тому, что совсем не было правдой. Они добились того, что когда Христоф в пятницу прибыл в деревню скупать кур, голубей и яйца, никто не хотел продавать ему даже скорлупы, никто даже не впускал его в дом. Кое-где он должен был выслушивать, что человек, подобный ему, может им перепортить всех кур и невесть что наделает петухам, уткам и голубям. Торговец не мог прийти в себя от того, что с ним произошло. В присутствии своего старого знакомого, с которым он в свою жизнь много вина выпил в мире и согласии, неосторожно выразился: "Моя дьявольская работа (ZT. имелось в виду корчанье из себя дьявола при пугании старосты) и полученные за это на чай деньги (ZT. от Арнера) причинили мне зло, сосед". Часа не прошло, как по всей деревне (ZT. Ах, злые языки опасней пистолета!) говорили, что торговец в присутствии многих сам сознался, что он из-за денег вступил в союз с дьяволом. ЭТИ СЛОВА НАСТОЛЬКО БЫЛИ НА РУКУ ПЛУТОВСКОЙ ШАЙКЕ, ЧТО НЕКОТОРЫЕ ИЗ СОУЧАСТНИКОВ ГОВОРИЛИ, ЧТО ЕСЛИ БЫ ПРИШЛОСЬ ЦЕНИТЬ ИХ НА ВЕС ЗОЛОТА, ТО И ТОГДА ЭТО НЕ БЫЛО БЫ СЛИШКОМ ДОРОГО.

Некоторые плюс к тому радовались, что помещик останется без птицы и яиц. "Пусть они хоть раз пожрут картофель и репу..."

"Если бы только теперь был полон замок гостей!", сказала еще одна, улыбавшаяся только при пожаре... (с.279-82, гл.21).

Гл.2-21. Главным желанием богатых крестьян и крестьянских властей было помешать разделу выгона (ZT. речь идет о реформе деревенского масштаба: деколлективизация земли, ликвидация пережитков общинности, которые были на руку лишь кучке кулаков и заправил в деревне). Признание торговца, что он был в союзе с чертом, еще более укрепило их в этом намерении, и они днем и ночью обдумывали, как бы поискуснее приняться за дело (с.281).

Гл.2-43. (ПОМЕЩИК, чтобы разделить общинные выгоны, приказал собрать крестьян на сбор, а пока их там держат, произвести счет скота и сена в каждом доме, а также: счет украденных из замка вещей). Я дам вам на помощь Михеля и торговца курами. СТАРОСТА. На этой неделе много было болтовни насчет торговца, и я боюсь, не раздражило бы народ, если он будет входить во все дома. ПОМЕЩИК. Потому-то он и должен идти.

После этого помещик занял стражей все подступы к месту собрания и приказал ей ни под каким предлогом никого не выпускать с площади, пока не разойдется община (с.324-5, гл.43).

Гл.2-44. Разговоры крестьян (именитых, а их в деревне - 17). Большинство ошарашены, но некоторые хорохорятся: "Ничего он этим не сделает, потому что община, дружно действующая, имеет руки, и всегда сможет померяться с помещиком, коли на то пошло".

Гартконф больше всех говорил и утверждал, что не следует так легкомысленно допускать похитить у себя для дьявола свою душевную и телесную свободу. Он говорил: "У нас теперь есть беспристрастные свидетели, что его (помещика) торговец курами сам сознался, что он в союзе с дьяволом...".

Плутовская шайка громко одобряла его, утверждала, что на этом следует поэнергичней настаивать и с этого-то и надо начать.

Один только молодой Ренольд (ZT. один из 17-ти богатых) противоречил... (с.325-6, гл.44)

Гл.2-46. В это время страх их (богачей и именитых) увеличился еще больше, так как получен был под липой приказ всем властям и более именитым гражданам, всего 17 чел., немедленно явиться к помещику в дом пастора... Но едва они ушли, сейчас же обнаружилось, что простые крестьяне вовсе не против того, что помещик позвал тех одних. "Если он ищет плутов, то как раз попал на настоящих". "Хорошо бы было, если бы он с ними одними расправился, а нас бы отпустил". "Ей богу, некоторые из них хуже старосты".

Крестьянин же по прозванию Штикельгауер сказал на ухо соседу: "Кусочек общинной земли получить - дело не дурное", на что сосед отвечал: "Если бы не было семнадцати, то из среды других нашлось бы не более шести, которые тоже не хотели бы этого". Бедный Михель сказал прямо вслух: "Мы не хотим быть против собственного хлеба". "Если те не возвратятся, так и никто не будет против", сказали некоторые в ответ. Но Гарткнопфы и почетная родня семнадцати так вытягивали шеи в том направлении, где раздавалось хоть одно слово, и так пялили глаза, что у большинства слова замирали прежде их произнесения.

Между тем Арнер старался в пасторском доме дружески склонить семнадцать к добровольному сознанию. Но напрасно. Они теперь скорее предполагали, что он (Арнер) их боится, что он уже начинает вилять (ZT. так они истолковали не-КГБешный тон помещика). Калберледер даже перебил его, почти не дав ему говорить: "Мы не знаем и не понимаем того, что вы говорите, и того, в чем ваша претензия". - "Кто это мы, от имени которых ты говоришь?". - "Никто; я говорю только от себя". ПОМЕЩИК. - Нет, Калберледер, вы сговорились, потому и вырвалось у тебя слово мы. Об этом, впрочем, я не скажу ни слова. Вы хотите знать мою претензию? Вот она; вы расхитили общее достояние, вы подделали общественные счета и со всем, что у вас в руках, вы поступали как вероломные, недобросовестные НЕГОДЯИ.

Вот теперь этим 17-ти всё стало ясно, и это было больше и жестче, чем они ожидали. Они смотрели друг на друга. Несколько минут прошло в молчании. Но затем скоро заговорил Моосбауэр: "По этому обвинению я желаю для себя правосудия и суда по всем формам и порядку". Другие крестьяне, хоть и с волнением, однако единогласно пожелали того же и отказались говорить при Гуммеле против каких бы то ни было показаний последнего. Помещик предостерег их еще раз, но они оставались тверды и утверждали, что они не виновны. "Довольно", сказал тогда Арнер, "но с этой минуты вы арестованы; вы возвращаетесь на свои места на собрание не иначе, как под стражей, и вам запрещается говорить там о чем бы то ни было хотя бы одно слово. Ступайте!". Стажа последовала за ними; приказ сторожить их был строг... (с.327-9, гл.46).

Гл.2-49. Плутливые 16 + двурушные и виляющие кистер (церковный служка) и его брат (бывший школьный учитель) на чем свет врут и выворачиваются по поводу числа скота у себя: купили, ждем со дна на день. Но помещик, как профессиональный следователь, при всех выводит их на чистую воду. - Короче сказать, и вы, и остальные, - не правда ли: вы наврали про целое стадо скота, которое вы ждали и купили? вы хотели поскорей идти домой и через первого попавшегося жида или христианина приказали бы пригнать недостающий вам скот? Печально, что вы думаете, будто все идет хорошо, если вам удастся обмануть и провести свое начальство... И вы смели в продолжении целого полчаса один за другим, в присутствии целой общины, уверять меня в глаза, будто все это сущая правда; и если бы я отпустил вас домой обделать ваши дела, то вам была бы еще и радость насмехаться надо мной. ТОЛЬКО НЕ ДУМАЙТЕ, ЧТО ПОДОБНОЕ ОТНОШЕНИЕ К НАЧАЛЬСТВУ ПРИНЕСЕТ СЧАСТЬЕ И БЛАГО ВАШЕЙ ДЕРЕВНЕ И ВАШЕМУ ХОЗЯЙСТВУ (с.325-41, гл.49).

Гл.2-50. ПОМЕЩИК обращается к остальной массе крестьян. - Хотелось бы думать, что те остальные, которые сидят на лавках, гораздо лучше тех, которые сидят передо мной; но, к сожалению, я должен сказать, что в деревне и вверху, и внизу, и во всех концах - все одинаковы, и что нет ни одного дома, где бы не было спрятано мотыг, веревок, мешков, принадлежащих замку; и я знаю, что некоторые из вас даже на моих глазах одеты в сюртуках, подбитых хлебными мешками из моих амбаров... (с.341-3, гл.50).

Гл.2-51. Относительно последнего обмана двадцати двух с их скотом и сеном Арнер сказал, что смотрит на это не столько с той точки зрения, что это случилось в отношении его, сколько с той, что при этом должны были пострадать бедняки. Поэтому помещик приказал посадить на место властей 12 стариков из бедной части общины, а 22 провинившихся (среди них - 16 кулаков) должны были, стоя перед ними на коленях, публично просить прощения в своем проступке по отношению к общине. Когда 12 стариков собрались, помещик приказал всем членам общины стоять с обнаженными головами, а 12-ти сесть и надеть шляпы, но у большинства этих бедняков шляп вообще не было. "Пусть наказываемые дадут свои шляпы, они им не нужны теперь". Так и было сделано. Состоятельные 22 должны были стать на колени перед 12 беднейшими, лицом к ним, и помещик приказал сначала прочесть каждому, сколько сена и скота он под присягой показал старосте Мейеру, и сколько потом оказалось в действительности, и каждый должен был громко и отчетливо подтвердить перед всей общиной, что действительно все так, как ему прочтено (с.343-4, гл.51).

Гл.2-53. В это время жены каявшихся крестьян едва смогли дождаться, когда кончится собрание, и из хлевов и кухонь быстро бросились навстречу мужьям даже прежде, чем те пришли домой... "Он обошелся с нами, как с собаками", сказал Калберледер. "Ты дура; пошла бы с нами, так увидала бы все", сказал Морлауер. "Я как будто из пекла убежал", сказал старый Мейер. "Дай мне дух перевести сначала, а потом уже будем болтать", сказал Шпекмольх... Но они должны были рассказывать, и не прошло и получасу, как жены их в точности знали все, что произошло. Все жены взвыли: как они теперь пойдут в церковь или куда-нибудь, - на них будут показывать пальцами... Жена Морлауера в злобном негодовании бросила прямо в огонь шляпу своего мужа, которую сегодня надевал нищий Ниггели. Она, правда, не хотела, чтобы кто-нибудь знал об этом; но шляпа при горении так воняла, что всякий, бывший вблизи дома, подходил и спрашивал, что так воняет? "Вот дураки", отвечали муж и жена, "кость бросили в огонь". Но Лели в это именно время подошел и сказал: "Да... я лучше знаю; твоя шляпа так воняет, твоя жена сожгла ее...". - "Кто это сказал?" закричала жена Морлауера. "Ваша дочь Эльзели за домом проболталась", отвечал Лели. Супруга в гневе хлопнула окном и так ударила Эльзели по лицу, что окровавила ее. Но немного погодя она подумала, что мужу в 3 часа опять понадобится шляпа; и Эльзели, которая едва перевела дух, должна была поскорее идти к шляпнику доставать шляпу. Но тот еще не возвращался с рынка, и супруга со страху не знала, что делать; тогда она послала дочь еще к токарю, который был им должен, чтобы тот сделал ее отцу одолжение, дал бы ему свою шляпу. Но он уже был в собрании, и Морлауер должен был идти в собрание в шапке и выслушивать там насмешки из-за сожженной шляпы (с347-9, гл.53).

Гл.2-52. История крестьянина Бамбергера. Он с юности был таким прямым и добросовестным, что из-за этого его считали за дурака, но он все-таки до 35-ти лет прожил тихо, спокойно и беспечально; в этом году блаженной памяти старый помещик назначил его в число властей. С этого времени он ни одного мгновения не мог более жить в мире и спокойствии и всегда вступал в спор с товарищами по власти, потому что никогда не соглашался и не поддакивал тому, что делалось не прямым путем; особенно свирепствовал против него Гуммель, причинял ему всевозможные обиды и огорчения и даже зашел так далеко, что замковые слуги, по его наущению, давали имена Бамбергера своим собакам, чтобы везде насмехались над ним. Все это довело Бамбергера до того, что он бросил дом и принужден был уйти в империю, где через два года и умер в бедности. За неделю до смерти через одного земляка он все-таки приказал сказать дома, что он скорее согласится умереть среди турок, чем вернуться домой, пока там будет все по-прежнему (с.345-6, гл.2-52).

Гл.2-54. ...Среди же простых крестьян во многих домах господствовало веселье. Более дюжины из них заперли двери и окна и перед своими женами осмеивали господ-заправил, - как они должны были просить прощения у нищего Ниггели и его компании, как им был прочтен большой плутовской список, и как они все должны были подтверждать словами, "это так", "это так", и как при всем честном народе один из этих именитых язык прикусил, другой разинул рот, третий задрожал, четвертый ногами затопал. Многие пили за здоровье Арнера и за будущее, когда, если только помещик и дальше будет так же действовать, Бог даст, они поспокойнее будут добывать себе хлеб; и многие жены и дети проливали радостные слезы по поводу этих рассказов (с.350, гл.54).

Гл.3-16. Раздел луга все еще огорчал богатых. Правда, они старались скрывать это; но все-таки то там, то здесь прорывалось слово, которое ясно указывало, что еще на этот счет было у них на сердце. Если никто не мог их слышать, они шептали друг другу: "Так вот теперь!". Штиренбауэр клялся (но только на ухо) соседу, которому вполне доверял, что это ему более жалко, чем 100 гульденов! Он всегда в течении года держал на этом лугу 10-12 голов скота, и они были жирные-прежирные. Другой говорил, что он лугом не пользовался, но все-таки дал бы порядочную сумму денег, чтобы только все оставалось по-прежнему. Другие говорили, что ВСЕ ОБОРВАНЦЫ ПОДНИМАЮТ ГОЛОВЫ, И КАЖДЫЙ СОБАКА-НИЩИЙ СМЕЕТСЯ СЕБЕ В КУЛАК ПРИ ВИДЕ НАС, ЛИКУЯ, ЧТО ОНИ ПОБЕДИЛИ.

Бедные поступали не лучше. Когда они были одни, они смеялись над богатыми, над их печальным видом, происходящим от того что черт отнял у них из когтей клочок земли, величиной с сапог. Если же им попадался один из
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15



Похожие:

\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconСмиренный чудотворец
Казалось, что этому гнёту не будет конца. Что делать? Как быть? Кто может объединить и поднять народ против ненавистного врага и...
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconСура «ан-Наср»
Всевышний обрадовал своего Посланника благой вестью и научил его тому, что надо будет делать, когда сбудется обещание Господа. Наряду...
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconДокументы
1. /Как победить жидо - масонов, и что делать!!!!!.doc
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconКнига «Конвенция о правах ребёнка»
Из словаря Ожегова: «Право охраняемая государством, узаконенная возможность что-нибудь делать, осуществлять»
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconОснова: Познакомиться и начать вместе ориентироваться
Поиск ответа на вопрос «Изменение климата – что делать?» при помощи «Дидактического креста»
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconДокументы
1. /Философия полной победы.doc
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconУчим детей делать уроки
Ребенок плохо запоминает, не успевает, делает все медленно? Чему и как следует научить школьника, чтобы делать уроки и домашнее задание...
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconКвадратные уравнения. (8 класс)
Эпиграф к уроку: "Предмет математики настолько серьезен, что полезно не упускать случая делать его немного занимательным"
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconКлассный час в 1 классе Учитель начальных классов: Ерёмина Н. Г с. Курасовка 2008 г. Что делать при пожаре
Оборудование: телефон; слайды, поясняющие, как вести себя во время пожара
\"Что делать?\", но не Н. Г. Чернышевского (1828-89) iconАвгуст Стриндберг
Особое значение имела для него работа в Королевской библиотеке, давшая возможность будущему художнику познакомиться с произведениями...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации