В интернете icon

В интернете




НазваниеВ интернете
страница2/14
Дата конвертации21.03.2015
Размер3.03 Mb.
ТипДокументы
источник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

[Zinovij! Pozdravljaju. Eto dejstvitel'no makarenkovskij Ermolenko.

Goetz

Gesendet: Dienstag, 08. Januar 2013 um 11:49 Uhr
Von: "Zinoviy Tenenboim" <zt1@yandex.ru>
An: "Goetz Hillig" <goetz.hillig@web.de>
Betreff: B. И. Ермоленко

Гётц! Штудирую OM # 25 Там упомянут B. И. Ермоленко,
Нашел о нем в http://www.bonistikaweb.ru/SOVKOLSF/pribaikal.htm . ]
2. «Если к концу лета 3 здания во второй части не будут отремонтированы, то имение перейдет к бывшему владельцу, Трепке, и тяжелые усилия воспитанников и персонала пойдут на пользу помещику» (ч.1, с. 106). Из этого высказывания можно заключить, что, по крайней мере, один из двух сыновей (Василий, Эмиль) немецкого колониста-помещика Вильгельма Трепке, владевшего образцовым хозяйством в с. Ковалевка, - или же он сам, - в то время еще жил [жили] в УССР. О судьбе рода Трепке после революции ничего неизвестно. Однако издатель документа в своем разделе аналитической статьи двухтомника повторяет «всесоюзное» (основанное на 1-й части «Педагогической поэмы») «всемакаренковедческое» мнение, что «в годы гражданской войны братья Трепке выехали за границу и оставили свое имение» (ч.I, с. 25).

Без комментария оказалось также и следующее высказывание Макаренко в уже процитиpoвaннoм «Опросном листе» (начало 1923 г.; док. № 29): «Колония живет настолько тесной общиной, что в организации специальных общественных форм надобности не встречается» (ч,I, с. 156). Несомненно, здесь речь идет о нежелании завкола организовать в его «непартийно»
--

Стр.28
ориентированном учреждении комсомольскую ячейку или пионерский отряд.

Начиная с ноября 1922 г., в связи с проверкой колонии им. М. Горького с целью ее перевода на республиканский бюджет, заведующий или его заместитель был обязан заполнять для Главсоцвоса Наркомпроса УССР подробные месячные отчеты (в виде бланков) о состоянии учреждения. В мартовском (1923 г.) документе (№ 36), а именно в графе «Физическое воспитание», Макаренко впервые сообщает: «Военная гимнастика по программе Всевобуча» (ч.I, с. 182), что в соответствующем комментарии не получает никакого объяснения. Речь идет о Всеобщем военном обучении в виде 96-часовой программы, по которой проводились занятия. Возникшая в РСФСР в 1918 году, на Украине эта программа была введена лишь в октябре 1922 г. (см. ж. «Красный спорт» (Харьков). - 1922. -№ 1, с. 16). Об участии колонистов во Всевобуче, упомянутом также и в 1-ой части «Педагогической поэмы», в (пост)советском макаренковедении вообще не указывалось.

В письме председателя ЦК Профсоюза работников просвещения Украины «Робос» А.М. Мизерницкого - речь идет о бывшем (1920 г.) Завгубнаробразом Полтавщины, организаторе полтавской колонии и прототипе «одноименного» героя пролога «Педагогической поэмы» - к заведующему трудовой колонией им. М. Горького от 07.07.1925 г. (док. № 119) сообщается об «экскурсии западноевропейских учителей» в макаренковское учреждение «в середине августа» (ч.II, с. 71). Как видно из местной печати, маршрут этой первой международной делегации педагогов в СССР был срочно изменен и потому визит в колонию не состоялся. Однако в комментарии к публикации письма этих данных нет, так же как и информации об одном из близких соратников Макаренко - многолетнем председателе Всеукраинской комиссии по делам несовершеннолетних Главсоцвоса (Упрсоцвоса) Наркомпроса УССР Р.Л. Берлин, в непосредственное подчинение которой с начала 1925 г. и была отнесена колония им. М. Горького. В рамках систематического просмотра архивных фондов
--

Стр.29
Наркомпроса УССР рецензенту удалось обнаружить всего девять неизвестных украиноязычных писем Макаренко 1925 года во Всеукраинскую комиссию, т.е. в ведомство Берлин, и опубликовать их в вышеупомянутом издании «Страдания «украинизированного» завкола». Два из них включены в двухтомник (№№ 112, 128). Фамилия председателя в комментариях этой книги лаконично названа лишь применительно ко второму письму - «подпись Берлин» (ч.II, с. 154), без всякого объяснения.

Не совсем удался комментарий по поводу высказывания Макаренко в мартовской (1923 г.) анкете (док. № 35). В графе «практический стаж», среди прочего, можно прочесть: «1919-1920. Учитель 2-го начального училища в Полтаве» (ч.I, с. 167), что в двухтомнике истолковано следующим образом: здесь «Макаренко пренебрегает указанием о непродолжительной работе заведующим школой» (там же, с.244). Как сообщили полтавские газеты 20 сентября 1919 г. (при деникинцах!), «на должность заведующего школой им. Куракина школьной комиссией при Городской управе намечен инспектор железнодорожной школы при ст. Крюков А.М. (!) Макаренко». На этом посту он оставался не «непродолжительно», а, как ответственный педагог, до конца учебного года, т.е. также и при большевиках. К интеллигенции, работавшей в культурно-просветительных учреждениях деникинщины, советская власть испытывала особый интерес, не скрывая своего отрицательного отношения к ней. Исходя из этого, понятно стремление «завкола Горького» утаить сведения об его деятельности на посту заведующего полтавской школой.

Бросается в глаза различный подход по поводу указания дат и номеров писем. В большинстве случаев сохранена подлинность документов, содержащих эти данные, но некоторые из них - непонятно для чего - были перенесены из текста в комментарий (№№ 7, 8, 21, 22, 37, 39, 45-48, 50, 52, 55, 58-60, 78, 82, 87, 105, 110, 114, 119), в других они повторяются, причем в комментарии обычно дается перевод названия соответствующего месяца на украинский язык. Однако, в ходе повторения
--

Стр.30
этих данных шесть писем неожиданно получили две разные даты (№№ 5, 14, 19. 39, 68, 75). Некорректным является прием отдельных составителей заменить римские цифры арабскими, - относительно указания месяцев в документах, например «16/12», «18/12» (ч.I, с. 158) вместо «16/ХII», «18/XII»; «3.08.23» (с.257) вместо «3/VIII 23», а также и страниц (ссылок на источники) в комментариях - «с. 24» (там же, с.234) вместо «c.XXIV».

Очевидно на основе использования фотокопий вместо оригиналов, дата, а также и номер отдельных писем были неправильно прочитаны:

- документ № 40: необычная дата письма «мая 1923 г.» (ч.I, с. 188) объясняется тем, что в подлиннике (ЦГАВО Укр., 166-3-520, л. 11) отсутствует левый верхний угол листа, где было написано также и число;

- № 63: вместо «январь 1924 г.» (ч.II, с.8) в оригинале (166-4-937, л.1) стоит «11 января 1924 г.»;

- № 84: вместо «25/VII» (ч.II, с.3О) в подлиннике (166-4-937, л.26) речь идет о «25/VIII» 1924г.;

- № 103: это письмо Макаренко (автограф без даты и номера) безусловно относится к началу октября 1924 г. (см Страдания «украинизированного» завкола. с.62). Под штампом Полтавской трудовой колонии им. М. Горького написано: «На № 21 306 вiд 23 листопаду 1924 р.». Некорректная интерпретация этих данных привела к следующему ошибочному замечанию составителя: «Вказана дата 23 листопада i № 21 306 стосуються подальшоi роботи з документом» (Указанная дата 23 ноября и № 21 306 касаются дальнейшей работы с документом; ч.II, с. 129). Однако, из самого письма (дело не идет о надписи чужой рукой, - процитированные данные принадлежат перу завкола), а также из его архивных контекстов следует, что оно является ответом на неизвестное составителям письмо Быковца от 23.IX.24 г. с вышеупомянутым номером (ЦГАВО Укр.. 166-4-912, л. 384). Макаренко, ссылаясь на него, по-видимому, ошибочно перенес римское I за X, прочтя дату, указанную
--

Стр.31
Быковцом, не как IX (вересень), а как XI листопад) - 23 ноября 1924 г.;

- № 105: как видно из подлинника ЦГАВО Укр., 166-4-937, л.54), данная телеграмма была послана «14-го [X] 12ч. 34 м.]», а не «15 жовтня 1924 року» (ч.II, с 130); 15 октября - это дата ее входа и регистрации;

- № 119 (выше цитированное объявление «экскурсии западноевропейских учителей» в колонию им. М. Горького «в середине августа»): вместо «7/VII 25 р. № 2812» ЦГABO Укр., 2717-1-187, л.11) в двухтоммнике ошибочно напечатано «7.08.25 р. N 28/2» (ч.II, с. 142).

С другой стороны, в документах, опубликованных не на основании оригинала, имеются некоторые неразборчивые места, в т.ч. подписи следующих деятелей: Завгубоно Е.П. Ганенко и Завгубсоцвоса Е.А. Бакич в документе № 19 (ч.I, с. 134), Предглавсоцвоса В.Е. Вутвина в № 21 (там же, с.135). Впрочем, несколько неразборчивых имен (напр.: М.Н. Быковец - ч.II, с.113, 128) в других документах сборника прочитано правильно. Предположения о датировании отдельных источников как, например, № 49 (см.: ч.I, с.259) были бы излишними, если бы авторы приняли также их архивные контексты.

Следует обратить внимание на то, что педагоги-составители двухтомника сознательно игнорируют тот факт, что ученый-педагог Г.Г. Ващенко, который почти 20 лет проработал в Полтавском ИНО (пединституте), эмигрировавший во время войны в Гермaнию, был первым наблюдателем и исследователем колонии им. М. Горького (до сих пор получили известность пять его публикаций по этой теме). Кривонос, редактор центрального макаренковского материала «Очерк работы Полтавской колонии им. Горького» (док. № 123; ч.II, с.75 – 89), опубликованного в сборнике статей «5 лет работы с детьми-правонарушителями», вновь - как это уже имело место в свое время (по условиям Главлита!) в московских журналах «Народное образование» (N 11 за 1987 г.) и «Советская педагогика» N 1 за 1988 г.) - умалчивает важное обстоятельство, касающееся того, что данная рукописная (!) книга осенью 1925 г. вышла,
--

Стр.32
как свидетельствует ее титул, «под редакцией проф. Ващенко». В рецензируемом двухтомнике это относится и к ссылке источника (ч.II, с.88), и к комментарию (с. 144-150). Кроме того, в последнем (с. 145) автор, без всякого основания, трижды приписывает уникальную книгу своему вузу. В действительности же сборник был издан Полтавской губкомиссией по делам несовершеннолетних, которой руководил с марта 1925 г. Б.Л. Ольшанский - бывший студент Г.Г. Ващенко и близкий его соратник.

Кривонос, цитируя «вводную статью» Ольшанского к сборнику «5 лет [...]» («Детская преступность и борьба с нею в Полтавщине»; с. 1-30), замалчивает и имя ее автора (см.: ч.II, с. 145) - в то время как Ермак с успехом приводит выдержки из этого содержательного материала, ошибочно относя их к Ващенко (см.: ч.I, с. 19). В другом месте историк «легкомысленно» называет фамилию автора, утверждая при этом, что «педагог Ольшанский долгое время возглавлял основанную в июне 1920 г. комиссию по делам несовершеннолетних преступников [так гласило первоначальное название. - Г.Х. ] Полтавского губернского отдела народного образования» (ч.I, с.22), хотя данный пост «долгое время», а именно с 1922 года по 1925 год, занимал совершенно другой человек, неизвестный составителям - А. С. Зубенко. Ольшанский же работал на этом месте всего два года. Как следует из некролога в московском журнале «Педология» (1931. - № 7-8, c.1-2), он утонул в Черном море во время купания. Скорее всего, именно поэтому его и миновала судьба других деятелей из окружения Полтавской колонии им. М. Горького, которые в 30-е годы стали жертвами репрессий, как, например, А.М. Мизерницкий (в 1933-34 гг. выслан «за пределы УССР», но он выжил), И.А. Соколянский (четыре раза осужден: 27.02.1934 г. к 10 годам ИТЛ, 28.02.1934 г. к 5 годам ссылки в Казахстан, 08.03.1934 г, к 3 годам ИТЛ условно, 20.11.1937 г. к 10 годам ИТЛ - также выжил), М.Н. Быковец (расстрелян 25.10.1937 г.), С.Д. Стрельбицкий (расстрелян в этот же день) или В.А. Арнаутов (расстрелян 22.09.1938 г.).
--

Стр.33
Не очень понятен и такой факт: макаренковская схема самоуправления в колонии из сборника «5 лет [...]» включена Кривоносом в рецензуемый двухтомник трижды (!), а именно на русском и украинском языках (ч.I, с.79-80; ч.II, с.87). В комментарии справедливо отмечено, что «0черк [...]» в советских собраниях сочинений А.С. Макаренко был опубликован «с некоторыми сокращениями» (ч.II, с. 114). Здесь автор почему-то не счел нужным указать на то, что данный материал в аутентичном виде был уже напечатан в ФРГ в 1992 году Зигфридом Вайтцем в серии «Макаренко-Архив» (№ 3) на русском и немецком языках («Очерк работы Полтавской колонии им. Горького / Kurze Dar stellung der Arbeit der Poltavaer Gorkij-Kolonie»; ISBN 3-8185-0066-5).

В заключение хотелось бы отметить, что, несмотря на неточности и недостатки, coдержащиеся в рассмотренном выше двухтомнике, новые факты, связанные с деятельностью А.С. Макаренко в первые годы советской власти, проливают свет не только на становление и расцвет Полтавской колонии им. М. Горького, но также и на взаимоотношения завкола с его местным и республиканским руководством. Однако анализ издания выявляет тенденцию к самоизоляции макаренковедения на Украине в период «творення нацii» от мировой науки. В частности, не надо забывать о том, что среди приверженцев педагога-писателя в международном масштабе есть многие, которым, как автору данной рецензии, трудно читать на украинском языке. Поэму я хотел бы попросить моих украинскиx коллег в дальнейшем сопровождать подобные публикации предисловием, а также содержательным резюме на русском языке, который - наравне с немецким и английским - принят к употреблению Уставом Международной макаренковской ассоциации (Полтава, 1991 г.).

Патриарх украинского макаренковедения ф.И. Науменко в своем предисловии к марбургской (русскоязычной) публикации «Самоутверждение или конформизм? К вопросу идейно-политического становления А.С. Макаренко» в 1987 году написал следующее: «Наше советское макаренковедение
--

Стр.34
в известной мере все еще «варится в своем соку». Оно не уделяет достаточного научного внимания тем работам, которые публикуются за границей. Эти работы оцениваются лишь как свидетельства распространения идей великого педагога [...]. Наше отечественное макаренковедение нуждается в широких и деловых дискуссиях, причем с международным горизонтом, по всем основным вопросам жизни и творчества А. С. Макаренко». Данная оценка, к сожалению, во многом остается актуальной по сей день. Можно ли с эти спорить?

Гётц ХИЛЛИГ

доктор философских наук, приват-доцент, руководитель лаборатории «Макаренко-реферат» Марбургского университета, вице-президент Международной макаренковской ассоциации, иностранный член АПН Украины.
--

Стр.35
2.

Владимир Моргун.

^ МАКАРЕНКОВЕДЕНИЕ ТРЕБУЕТ ДЕЛОВЫХ ДИСКУССИЙ.

Платон мне друг, но истина - дороже. Аристотель.

Сборник «Полтавская трудовая колония им. М. Горького в документах и материалах (1920-1926 гг.)», ч. I и II - Полтава, 2002 - 485 с. (На украинском языке), подготовленный коллективом научных работников: доц. А.П. Ермаком, доц. Л.В. Крамущенко, доц. И.Ф. Кривоносом, проф. Н.М. Тарасевич, доц. А.В. Ткаченко под редакцией действительного члена АПН Украины И.А. Зязюна, - это заметное явление в отечественном макаренковедении.

Двухтомник вышел мизерным тиражом (35 экземпляров) как пробный выпуск, который смог подготовить Полтавский государственный педагогический университет им. В.Г. Короленко в подарок участникам международного семинара «А.С. Макаренко и мировая педагогика». /1/

Г. Хиллиг. /1/ Как мне, так и моим коллегам, не было ничего известно о том неожиданном обстоятельстве, что двухтомник являлся не окончательным вариантом, а лишь «пробным выпуском», изданным специально для участников макаренковского семинара. В самой книге об этом ничего не сказано, однако в ее аннотации специально подчеркивалось, что издание предназначено «для ученых, преподавателей и студентов». Таким образом, очевидно речь идет о первых (сигнальных) экземплярах, на основе которых должен издаваться тираж книги.


Ответственный за выпуск ректор университета, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент АПН Украины В.А. Пащенко приложил много усилий, чтобы достояние полтавских и киевского ученых смогло выйти в свет и стать полезным исследователям и почитателям нашего выдающегося земляка А.С. Макаренко, который связал с Полтавщиной 22 года своей жизни.

Двухтомник важен для исследователей, так как содержит уникальные документы и материалы, которые упрятаны в архивных хранилищах и не доступны для широкого пользования. И хотя макаренковских работ издано много, есть еще ненайденные, да и настощий научный работник тянется к первоисточникам, рукописям, находя там новыe нюансы в понимании позиций автора текста.

С сожалением констатирую, что мы, полтавчане, имея бесценные архивные сокровища, к которым чаще «доходят руки»
--

Стр.36
научных работников Киева, Москвы, Германии, Чехословакии /2/

Г. Хиллиг. /2/ Такая формулировка производит впечатление, что «бесценные архивные сокровища» Полтавщины до публикации двухтомника находились в большой опасности. Это не научный подход, а напоминает нам старые времена. В полтавском окрархиве работали, как видно из списков исследователей документов, кроме местных ученых лишь четыре приезжих макаренковеда: Е.С. Долган (Москва), Л. Пеха (Оломоуц), Н.Н. Окса (Харьков/Мелитополь) и рецензент.


, и через фотокопии представляют их в зарубежных публикациях (к счастью - не все), до сих пор не смогли по-хозяйски распорядиться этим богатством. Зарубежные исследователи, оснащенные компьютерами, имея возможность получить фотокопии, уже более 20 лет «выбирают» наши архивы, анализируют их, упрекая потом отечественных ученых этой информацией. Так будем признательны энтузиастам из Полтавы, которые, не имея компьютеров, не имея финансовых возможностей оплачивать фотокопии, четыре года искали в местных архивах, собственноручно переписывали документы, затем перепечатывали дома на печатных машинках, сверяли несколько раз с фондами архивов, комментировали, отдавали в компьютерный набор и, в конце концов, получили разрешение Ученого совета университета на публикацию. /3/

Г. Хиллиг. /3/ В украинских и московских архивах я до сегодняшнего дня работаю не на «ноутбуке», а «по-полтавски», то есть «собственноручно» делаю выписки из документов или копирую их, а непосредственно для публикации источников «перепечатываю их дома на печатной машинке» и лишь последние два года (для русских и украинских документов) использую компьютер. В советские времена допуск зарубежных исследователей к каталогам и книгам фондов вообще был запрещен, что касалось также и переписки документов целиком. Не так легко оказывалось получить фотокопии необходимых документов - из-за цензуры отдельные материалы полностью или местами не допускались к копированию. Бесспорно, работа с архивными документами, их адекватная подготовка и комментирование для публикации - это не проблема технического оснащения или финансовых возможностей (или невозможностей), а профессиональный кропотливый труд. Есть важные издания документов также и в области макаренковедения (в т.ч. в Москве и в Марбурге), которые соответствуют высшим научным требованиям, но написаны на машинке и опубликованы в жалком виде. Компьютеры нам могут помочь при процедуре написания и обработке текстов, а не при археографической работе.


Следует учитывать и то, что их преподавательская нагрузка составляет 90-120 часов в месяц; в сравнении с нагрузкой западных профессоров - это рекорды в книгу Гиннеса.

Почти все 35 экземпляров двухтомника разобрали гости, увидев в них важные источники для исследователей: 135 архивных документов, среди которых 80 публикуются впервые; 15 материалов, которые раньше публиковались в сокращенном виде, представлены полностью; 7 - впервые языком оригинала. Здесь найдем настоящие жемчужины: 42 авторских материала А.С. Макаренко, 85 документов относительно истории становления и развития колонии. Это и списки колонистов, и докладные записки, и анализ инспекторских проверок. Когда участник семинара - педагог Антон Семенович Калабалин (сын Семена Калабалина - героя «Педагогической поэмы» Карабанова) увидел на стр.140 первого тома сборника список воспитанников, написанный рукой А.С. Макаренко, он был растроган, прочитав запись о своем отце: попал в колонию 9 марта 1921 года за «уголовный бандитизм», «вооруженный грабеж», имел «хорошую одаренность» (такую оценку получили лишь двое из 69 воспитанников списка).
--

Стр.37
Экземпляров было мало, и их пришлось выдавать (лишь по одному на город) участникам из Венгрии, Германии, Италии, России, Украины, Чехии, чтобы все могли прикоснуться к истокам макаренковедения. Что и говорить, это первая книга отечественных исследователей, которая целостно, в хронологической последовательности, сохраняя соответствие содержания документов, их орфографию и стилистику, представила время и пространство существования колонии на нашей Полтавской земле, что стало чрезвычайно важным явлением в жизни А.С. Макаренко и о чем он позднее скажет: «Что бы я ни сделал потом, начало все-таки нужно будет искать в колонии». Выводы, к которым пришел выдающийся педагог в этой колонии, закладывали почву становления отечественной теории воспитания, можно сказать и больше - мировой теории и практики воспитания,

ZT. Что-что? - существуют некие “отечественная теория воспитания” вообще?, “мировая теория воспитания” вообще?, “мировая практика воспитания” вообще? Где это? Что это? С чем это едят?


поскольку А.С. Макаренко стал признанным классиком педагогики, занимая в мировом рейтинге седьмое место. /4/

Г. Хиллиг. /4/ Это широко распространенная ошибка. Речь идет не о результатах репрезентативного опроса, проведенного среди ученых педагогов, а о мнении отдельного макаренковеда, к которому присоединяются Кумарин, Зязюн, Ярмаченко и др. Речь идет о профессоре Эрлангенского университета В. Зюнкеле, который причислял Макаренко к 7 крупнейшим педагогам мира. Остальные шесть: Коменский, Руссо, Песталоцци, Гербарт, Шлейермахер и Фребель (см. Советская педагогика. - 1990. - № 4. С. 131-139). Отсутствие Ушинского в данном перечне объясняется тем, что немецкий ученый, как он подтверждал в беседе с рецензентом, с этим гигантом украино-российской и мировой педагогики не знаком.

ZT. 1) Антон Семенович безусловно отказаляся бы от «чести» войти в составленную В. Зюнкелем обойму имен, потому что все эти имена Макаренко совершенно не ценил. 2) Полное и глухое отсутствие упоминаний о гиганте мысли и отце русской педагогики К.Д. Ушинском у самого Антона Семеновича Гётц Хиллиг, возможно, тоже объяснит тем, что, мол, А.С. Макаренко о нем (об Ушинском) и слыхом не слыхивал? Такое на Руси «вполне может быть». 3) Я, ZT, через промежуток времени два раза брался читать т.н. «Речи о религии» Шлейермахера (в русском переводе), но оба раза, просмотрев вразброс десяток-другой страниц, бросал это свое чтение, не испытывая ни черта, окромя тошноты. Впрочем, так было у меня, ZT, и с «чтением» большинства глав «Педагогической антропологии» К.Д. Ушинского.

Поэтому сам факт выхода в свет, пусть как первая попытка, данного исследования - это заметное явление и в истории педагогики. /5/

Г. Хиллиг. /5/ Вывод, что «сам факт выхода в свет, пусть как первая попытка, данного исследования – это заметное явление и в истории педагогики», можно отнести, как Моргун сам пишет в начале своего отчета, лишь к «отечественному» макаренковедению. Однако руководство к изданию архивных источников должно быть достижением и международной археографии, как она находит свое выражение в многочисленных публикациях пост-советских (украинских и российских) историков.


Однако Г. Хиллиг в своей рецензии называет этот феномен «утраченным», «упущенным шансом», неудачным «первым блином» (?!). И он прикладывает много усилий, чтобы доказать свою мысль. Что ж, это его взгляд, его право. Удивительно лишь одно: господин Хиллиг всегда призывал полтавских макаренковедов к работе над архивами Макаренко. Когда же они начали наконец это делать (пусть и не во всем безупречно), он не оставляет им ни единого шанса на успех. Почему?

Доктор Г. Хиллиг, ссылаясь на известного львовского исследователя Ф.И. Науменко, заканчивает свою рецензию пожеланием: «Наше макаренковедение требует широких и деловых дискуссий» и прибавляет от себя: «Можно ли с этим спорить?» :Бесспорно, дискуссии нужны, они стимулируют развитие научной мысли и более углубленный анализ проблемы.

И ализировать есть что. Анализ - это не только поиск недостатков, это и утверждение новых мыслей, фактов, того позитива,
--

Стр.38
который несет в себе рассматриваемая работа. Уважаемый рецензент - вице-президент Международной макаренковедческой ассоциации Гётц Хиллиг - практически свел свои соображения к критическим замечаниям, лишь мимоходом констатируя важность выхода сборника архивных документов. Хотелось бы остановиться именно на этом.

Внимательно вчитаемся в рецензию. Авторы должны быть благодарны за найденные неточности (теперь их можно исправить), за пожелания, направленные на улучшение текста, так как авторский коллектив имеет надежду на издание двухтомника для широкой массы педагогов. /6/

Г. Хиллиг. /6/ Надежда издать «сухое» собрание документов в виде двухтомника «для широкой массы педагогов» нереальна. Круг почитателей таких книг всегда был и будет очень узкий – он охватывает соответствующих «настоящих научных работников», центральные или специализированные библиотеки и, конечно, некоторых любителей. Это можно отнести также и к макаренковедческим исследованиям. Данный вывод, не в последнюю очередь, относится и к украиноязычным публикациям без всякой помощи для читателей, которым еще более «трудно читать на украинском языке», чем рецензенту, или у которых вообще есть антипатия серьезно заниматься с такими публикациями, как, к сожалению, у большинства наших великороссов.


Это важно, чтобы огромный опыт, который приобретался под Полтавой, стал более близким для читателей, а титаническая работа А.С. Макаренко не изображалась схематически, а обрастала фактами напряженной жизни (хотя бы таким: в марте 1921 года заведующий колонией пишет 109 (!) деловых бумаг при всей занятости руководством коллективом, хозяйственными делами, непосредственной воспитательной работой с парнями). Перелистывая архивные материалы, читатель может сопоставить мысли А.С. Макаренко, руководителей Губнаробраза, Наркомпроса и увидеть трудности, которые преодолевал коллектив педагогов-подвижников, не теряя надежды в возможности воспитания [из бывших правонарушителей] достойных граждан. Будем надеяться, что этот подвиг вдохновит современных педагогов на преодоление новых (а зачастую - хорошо забытых старых) проблем ради творческих взлетов. И в усовершенствовании следующего издания будем благодарны почтенному рецензенту, который сделал огромную работу, прочитав сотни страниц двухтомника, сопоставив архивные документы и комментарии к ним и предложив свои дополнения и пути решения проблем.

Именно те места раздумий марбургского ученого, где он руководствуется научными принципами, наиболее интересны и убедительны. Многолетний опыт изучения жизни и творчества великого педагога дал возможность доктору Г. Хиллигу сделать благосклонные замечания, которые касаются, прежде всего, подборки материалов
--

Стр.39
из местных газет относительно ? Полтавской колонии, уточнения данных относительно личного состава руководства образованием (Губнаробраза и Наркомпроса) того времени, рекомендаций дальнейших поисков материалов колонии в архивах СБУ и т.п. Конструктивными являются замечания, касающиеся текстологической правки, содержания комментариев. Все это хорошая помощь опытного издателя и она, надеемся, будет использована.

Вместе с тем, искренне уважая содержательную работу рецензента, нельзя не высказать чувства, которые вызывает манера изложения мыслей этим крупным специалистом из Германии. Мы начали с согласия с тем, что нужна деловая дискуссия, которая базируется не на принципе «выиграть/проиграть», а исповедует другую мораль («выиграть/выиграть») - выиграть науке, научным работникам, рецензенту. Научное рецензирование предусматривает личностную позицию в оценке фактов, но субъективизм в толковании мотивации действий авторов выявляет недоброжелательную установку рецензента, который указывает на несерьезность работы вообще («это более или менее случайная находка»). За такого рода суждениями ощущается пренебрежительное отношение к авторскому коллективу, которое проявляется в превосходстве, недоброжелательности в подтексте и других высказываний. Так, руководитель марбургской лаборатории, который прекрасно осведомлен в макаренковедческой литературе, не пропустил момента напомнить заполитизированные страницы макаренковедов Н.Э. Фере, А.А. Фролова, Н.П. Нежинского. Кажется, это сказано в пику им, в противовес одобрительной позиции к авторам двухтомника о колонии, но акцент на ошибках предшественников и противопоставление их составителям сборника сделан в унизительном относительно всех (кроме самого рецензента, естественно) тоне: «сочинения» авторов сборника берутся в кавычки (это что - сомнение в их научности?), делается вывод о несогласовании авторских позиций на основе неравномерности объема разделов.
--

Стр.40
Категоричность рецензента - еще одно - проявление нетолерантности, которая вызовет внутреннее сопротивление. «Ничего не сказано», «не имеют никакого отношения», «без всякого основания». Так, уверяется, что в предисловии ничего не сказано относительно принципа отбора источников. Отчего же не сказано? Читаем на стр.11 первого тома: «В книгу вошли документы и материалы, которые публикуются впервые, а также опубликованные раньше в разных научных источниках», то есть не вошли в собрания сочинений педагога и, таким образом, являются малодоступными для широкой массы. /7/

Г. Хиллиг. /7/ Здесь недоразумение. « … опубликованные раньше в разных научных источниках» (опублiкованi ранiше в рiзних наукових джерелах). Такая формулировка авторов предисловия, по-моему, ошибочна. Опубликовать в научных источниках - это невозможно; очевидно, имеется в виду «в разных научных изданиях» (в рiзних наукових виданнях), то есть именно в разных собраниях сочинений А.С. Макаренко. Если Моргун под этим подразумевает, что в двухтомник должны были быть включены лишь такие документы, которые раньше «не вошли в собрания сочинений педагога», то авторы издания четырежды нарушили вышеназванный принцип своего защитника. Имеются в виду документы NN 29, 40, 45, 123.


Поэтому замечания относительно документа № 66 «Список воспитателей» (ч. II, с. 10) не имеют основания, ведь отчетная ведомость печаталась полностью в первом томе собрания сочинений А.С. Макаренко, кроме этого фрагмента. Составители считали нецелесообразным перепечатывать весь документ, ограничив издание упущенным раньше разделом.

Наконец, тон и позицию автора проясняют высказывания недовольства относительно недостаточного использования и недостаточных ссылок на разработки зарубежных ученых, в частности марбургской лаборатории. На это указывалось много раз и этим заканчивает рецензент свой отзыв. Что это - комплекс оскорбленного caмолюбия? Множество ссылок авторов на марбургские издания (24 ссылки насчитал сам рецензент) воспринимается не как норма научной работы, а как «приятный сюрприз». /8/

Г. Хиллиг. /8/ При подготовке восьмитомника Педагогических сочинений А.С. Макаренко (1983-1986 гг.) его московские и горьковские составители, на основе сравнительного исследования их берлинского рецензента [Эдгара Гюнтера, ГДР], «перевели» из «Марбургского издания» Собраний сочинений (1976-1982 гг.) все обнаруженные мною в результате систематического поиска в различных советских изданиях прижизненные публикации педагога-писателя. Нарушая «норму научной работы», в комментариях о данном «заимствовании» ничего не указывается. Поэтому я расценил корректный подход полтавских коллег как «приятный сюрприз».


Что здесь скажешь? Видно, что авторы двухтомника старались использовать все подаренные лично (спасибо еще раз!) или имеющиеся в библиотеках публикации Г. Хиллига и его коллег. Но в этом деле есть проблема малых тиражей и, как следствие, отсутствие многих нужных литературных источников. И почему бы вице-президенту (бывшему третьему президенту) Международной макаренковской ассоциации не позаботиться о надлежащем обеспечении соответствующих библиотек публикациями марбургской лаборатории?

Рецензент резко критикует авторов за те материалы, которые, на его взгляд, не имеют отношения к теме двухтомника. Надо подчеркнуть, что работа с архивами – работа очень сложная, но и чрезвычайно захватывающая, так как предшествующие выводы не всегда остаются окончательными, и открытие нового контекста ведет за собою уточнение предшествующих данных. То есть, это процесс, который требует постоянной коррекции, таким образом, избегания категоричных суждений. И здесь поиски авторского коллектива сборника архивных документов о Полтавской колонии могли бы пригодиться и такому осведомленному и безоговорочному в своих суждениях рецензенту. Например: казалось, сколько исследователей читали текст документа N 123 «Очерк работы Полтавской колонии им. М. Горького», но лишь авторы двухтомника заметили, что в разделе «Хозяйство» речь идет о Ржавецкой колонии, а не о «Рокавецкой», как это представлено во всех предшествующих изданиях, и в марбургском также. Это уточнение сделано А.В. Ткаченко на основе сопоставления с контекстными материалами и внесено в сборник. /9/

Г. Хиллиг. /9/ Спасибо А.В. Ткаченко за это уточнение! Однако, по поводу обстоятельства, что «Очерк работы Полтавской колонии им. Горького», который завкол в 1925 году написал по предложению Г.Г. Ващенко для сборника «5 лет работы с детьми-правонарушителями», впервые в аутентичном виде был перепечатан не в полтавском двухтомнике, а еще 10 лет назад в одном из марбургских изданий (что не было замечено ни его составителями, ни его местными рецензентами, в т.ч. известным ващенковедом А.Н. Бойко; см. ч.I, с.2).


Авторы уточнили и дату окончательного названия колонии: именно по наличным документальным данным с 15 сентября 1922 года колония начала называться «Полтавская трудовая колония имени М. Горького», тогда как другие исследователи, в том числе и рецензент, относят ее к 1921 году. /10/

Г. Хиллиг. /10/ Утверждение, что «другие исследователи, в том числе и рецензент, относят ее (дату окончательного названия колонии) к 1921 году», является не совсем корректным. Правда, в советском макаренковедении со времен Н.А. Морозовой существовало мнение, что Антон Семенович впервые официально называет свою колонию «им. М. Горького» в докладной записке oт 20 сентября 1921 г. Как показала проверка документа (ГАПО, 363-1-64, л.25), речь идет об украиноязычном письме завкола в Полтавский окрнаробраз, а именно о «20/IX дня 1925 р.» . Морозова, не ознакомившись с оригиналом, очевидно использовала машинописную копию в ЦГАЛИ СССР (332-1-52, л.47), выданную с ошибкой в датировке ГАПО в 1948 году. Н.Н. Тарасевич в полтавском научном сборнике «Iсторична память» (1998. - № 1, с. 192), а также и во введении к двухтомнику (с. 32) опровергает неверное утверждение Морозовой «и еще некоторых исследователей о том, что впервые колония имени М. Горького была названа в 1921 году 20 сентября». Нужно признать, что в записке Макаренко последнюю цифру года по неразборчивому ее начертанию вполне можно прочесть как «1». Однако в 1921 году «завкол Горького» еще не был вынужден вести делопроизводство своего учреждения на украинском языке, адресатом писем колонии в то время являлся не окр-, а губнаробраз, и З.С. Фиалковский, резолюция которого помещена на докладной записке, занимал пост заведующего названной инстанции лишь с ноября 1923 г.

Еще в комментариях к академическому изданию переписки Макаренко с Горьким (под редакцией Г. Хиллига, при участии С. Невской; Марбург, 1990. – с. 129) я высказал свою точку зрения, что педагог стал называть полтавскую колонию «имени М. Горького» не ранее весны 1922 г. Попытка Моргуна утверждать, что это случилось точно 15 сентября данного года, базируется, по словам автора, на «наличных документальных данных». Здесь он, очевидно, имеет в виду три письма, которые завкол написал в тот же день на своей печатной машинке - конечно, еще без штампа колонии (док. №№ 26-28). Однако в ГАПО и ЦГАВО Украины хранятся документы Губнаробраза, в том числе письма самого Макаренко (см. док. №№ 14-24), незамеченые моему оппоненту), где говорится о колонии им. М. Горького еще раньше (июнь-август 1922 г.). Об этом свидетельствует и тот факт, что местная газета «Голос труда» уже 16 июня того же года опубликовала статью под заголовком «Колония имени М. Горького». Таким образом, можно заключить, что эта попытка участия моего уважаемого коллеги в кропотливой работе на ниве историко-биографического макаренковедения – окончилась, к сожалению, не так успешно.


Так, процесс исследования, уточнения продолжается. Поэтому следует ли укорять авторов относительно даты перевода колонии на государственный бюджет НКП, если сам же рецензент выходит из предположений: «по всей вероятности […]», отстаивая свои данные. Или, раскрывая изменения в названиях отделов руководящих органов образования (очень уместная справка), рецензент допускает в своей работе «Забота. Контроль. Вмешательство» неточность: И.А. Соколянского называет главным инспектором «дефдетучреждений» при Главном управлении соцвоса Наркомобраза УССР, тогда как к тому времени, за данными же рецензента, это ведомство называлось «Главный комитет Соцвоса», да и не УРСР (УССР), а на то время УСРР. /11/

Г. Хиллиг. /11/.Это действительно «неточность» в рецензии, и я признаю свою ошибку: Соколянский в 1922 году являлся главным инспектором «дефдетучреждений» при Главном комитете Наркомпроса (а не Наркомобраза!) УССР - по-украински в то время (само собой разумеется) УСРР, а не УРСР. Но об этом в русскоязычном варианте введения к вышецитированной публикации (Марбург, 1994) не сказано.

--

Стр.42
Нельзя не уважать титаническую работу рецензента относительно сверки дат, названий (с. 17), но это натолкнуло на мысль проверить выводы рецензента. И что же? Три неточности присутствуют, а трех расхождений, указанных в рецензии, нет, хотя рецензент настаивает на них. Следует разобраться. В документе № 39 речь идет о выплатах за апрель 1923 года, а в комментарии приводится дата 21 мая 1923 года. И это естественно, так как за апрель платится в мае. Какое же здесь расхождение? Еще одну «ошибку» нашел рецензент в документе № 68, где он усмотрел несоответствие 10 февраля и 10 лютого. /12/

Г. Хиллиг. /12/ По поводу письма № 68: речь не идет о «несоответствии 10 февраля и 10 лютого», а «10 февраля 1824 г.» (ч. II, c.l2) и «10 лютого 1924 р.» (с. 105). Проверяя документ, лишь сейчас я обнаружил, что дата там стоит: «20 февраля 24 г.».

Большое количество неточностей и ошибок, допущенных в двухтомнике, бесспорно требует дальнейшей интенсивной археографической работы, как в отношений пересмотра уже включенных в сборник материалов и их комментариев, а также отмеченных рецензентом, так и по поиск неизвестных источников.


Относительно замечания к документу № 75, то снова видим формальный подход в анализе: протокол значится 17 июля, а выписка из протокола, сделанная позднее, 27 июля, на что указано в комментарии к документу. Итак, вывод рецензента о том, что «шесть писем неожиданно получили две разные даты», не выдерживает проверки.

Мы понимаем, что рецензенту трудно читать на украинском языке. Наверно, этим вызваны и неточности в переводе авторского текста, которые изменяют суть высказывания (например, «опускае вказiвку про роботу» неточно переводится на русский язык как «пренебрегает указанием о работе»). Возможно, по этой причине имеет основание и последнее замечание рецензента: материалы, имеющие международное значение, издавать не только на украинском языке, что грозит самоизоляцией макаренковедения Украины в период «создания нации». Прекрасно, что господин Хиллиг приветствует возрождение нации и украинского языка, к этому бы еще -международную помощь по финансированию переводов и необходимых изданий. В этом контексте вызывает сожаление и тот факт, что последние марбургские макаренковедческие издания выходят только на русском языке, что не способствует поддержанию интереса к педагогике Макаренко ни в Германии, ни в других немецкоязычных странах и регионах.

В полемическом запале ученый Г. Хиллиг уступил особе, которая не смогла (или не захотела?) скрыть своего разочарования,
--

Стр.43
раздраженности и превосходства, что уменьшает вес сделанного большого дела. И, конечно, если бы эта особа уступила научному работнику, что более адекватно ситуации, рецензия могла бы иметь другой вид. Возникает также вопрос: почему рецензент обращается к авторам сборников через редакцию? Если есть желание помочь и подсказать - не лучше ли сделать это непосредственно, а принципиальные вопросы вынести на публику и напечатать? А так, зачем все эти перечни неточных страниц, где и самим рецензентом допущены просчеты, предъявлять читателю, который еще не брал в руки книгу? Что он сможет осознать? Только то, что рецензент знает много, а авторы сборника испекли блин, который не хочется есть? То есть снова берет верх оппозиция «выиграть/проиграть», выиграть за счет другого, демонстрируя свое превосходство.

Возможным оправданием для Г. Хиллига является то, что он сам неоднократно поддавался [подвергался] несправедливо жестокой критике. Сначала - за «фальсификацию макаренковедения» от русских исследователей еще в советские времена, а совсем недавно - от украинских ващенковедов, которые приравняли Г. Хиллига, Н. Оксу и автора этих строк к расстрельной «тройке» за издание книги «Г. Ващенко - педагог от Бога». - Мелитополь, 2000. - 76 с. (См. подробнее: Вишневський О., Кононенко П., Погрiбний А., Руденко Ю., Усатенко Т. Щодо вироку «трiйки», або Як та для чого з лупою слона «дослiджували» // Освiта Украiни. - 2001. N 1 - С. 6, а также ответ критикам: Моргун В Ф. Григорiй Ващенко, Антон Макаренко, Ганс Кофод: трое велетнiв на раздорiжжi столiть // Управлiння освiтою. –2001 - С. 10-11, 15). Но здесь мотивы мести не соответствуют действительности, так как и субъекты не те, и за что мстить коллегам по общему делу? Да и не мести и ревности ради должна делаться настоящая наука и вестись настоящая научная дискуссия, а ради истины.

Поблагодарим авторов нового издания в области макаренковедения - И.А. Зязюна, А.П. Ермака, Л.В. Крамущенко, И.Ф. Кривоноса, Н.Н. Тарасевич, А.В. Ткаченко - за большой и ценный труд, за
--

Стр.44
использованный шанс открытия истинного Макаренко (здесь уместно порадоваться и за россиян, которые переиздают «Педагогическую поэму» без купюр и без просталинских вставок, сделанных после смерти Антона Семеновича). [ ZT. Увы, в ПП-2003 у С.С. Невской на стр. 56 внизу подтасовка: у Макаренко "отвращения к религии", а у Светланы Невской "обращения к религии" ] Поблагодарим автора рецензии - Г. Хиллига - за неупущенный шанс сделать очередное издание двухтомника еще более совершенным. И пожелаем всем нам, чтобы будущие рецензии и дискуссии стали более толерантными. Вспомним мудрый добрый совет известного героя экрана: «Ребята, давайте жить дружно!»

В.Ф. Моргун, кандидат психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии Полтавского государственного педагогического университета им. В.Г Короленко, член правления Международной макаренковской ассоциации.

--

Стр.45
3.

Гётц Хиллиг

МОЙ ОТВЕТ ДОРОГОМУ ДРУГУ (Материалы и «думки»).

Я очень благодарен редакции, что она предоставила профессору В.Ф. Моргуну возможность высказать свою точку зрения на мою рецензию. Для меня, в свою очередь, открывается возможность уточнить некоторые места в связи с критическими замечаниями по статье.

Владимир [Федорович] Моргун является моим собеседником и соратником уже 12 лет. Об этом свидетельствуют упомянутые им библиографические данные, а также собрание его макаренковедческих публикаций («Психологiя особистостi в педагогiцi А.С. Макаренка. Факсимiльний збiрник праць 1986-2001 рокiв». - Полтава, 2002). Тем не менее, он выступает коллегой и защитником полтавской «пятерки», которая подготовила рецензированный двухтомник под редакцией киевлянина И.А. Зязюна, моего уважаемого со-вице-президента (ММА). Вот некоторые замечания к «контр-рас-переконтр-тезисам» (А.С. Макаренко) моего партнера по дискуссии:

ZT. Эти замечания Гётца Хиллига выше мною, ZT, так сказать вкраплены в текст Вл.Фед. Моргуна.
--

Стр.51
ДОКУМЕНТЫ.

Предварительное замечание.

В настоящем тематическом собрании источников о Полтавской трудколонии им. М. Горького представляются 148 архивных документов и 5 газетных материалов. Данные архивные документы находятся в госархивах Украины. Машинописные копии некоторых источников составителю удалось найти в макаренковском фонде Центрального госархива литературы и искусства СССР (ЦГАЛИ СССР - сейчас Российский госархив литературы и исскуства). В 1948 году по требованию Главного архивного управления СССР они были выданы Центральным госархивом Октябрьской революции (ЦГАОР УССР, сейчас ЦГАВО Украины) и ГАПО в ЦГАЛИ СССР.

Ориентиром и образцом настоящего издания служил вышерецензированный двухтомник. В предисловии к этому сборнику указывается на то, что «все работы перепечатаны соответственно оригиналам, сохраняют тождественность содержания, аутентичность орфографии и оформления текстов» (ч.I, с. 11). Воспроизведение документов в публикуемом здесь материале осуществляется в соответствии с рукописными или машинописными оригиналами или копиями в той мере, в какой это позволяет формат серии «Опускула Макаренкиана». Своеобразие в написании заглавных или строчных букв, при сокращении и пунктуации по мере возможности сохраняется - это в особенности касается писем и телеграмм А.С. Макаренко. Сохраняются также русицизмы (русизмы) и «суржики», т.е. смеси украинского и русского языков, как, например, «Комiсiя по справам [вместо: у справах] неповнолiтнiх». По поводу орфографии издание (за исключением самого раннего документа № 1.1 из 1921 г.) придерживается современных норм русского и украинского языков. В противоположность подходу полтавских коллег, в последующем издании украиноязычные документы приводятся также и на русском языке. При этом
--

Стр.52
сделана попытка добиться наибольшей адекватности перевода подлиннику. В расшифровке рукописных материалов и в переводе документов принимали участие Василий Марочко (Киев), Николай Окса и Александр Стотыка (Мелитополь).

--

^ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ИЗДАНИЙ ИСТОЧНИКОВ.

В Харьков. - В Харьков или в Запорожье? Сборник документов о переводе колонии им. Горького из Полтавы на новое место («Завоевание Куряжа») 1925 - 1926 гг. Сост.: Г. Хиллиг. -Марбург, 1985.

ПС. Т1. - Макаренко А.С. Педагогические сочинения. T.1. -Москва, 1983.

ПТК. Ч. I, II. - Полтавська трудова колонiя iм. М. Горького в документах i матерiалах (1920 - 1926 pp.). Ч. I, II. -Полтава, 2002.

Страд. - Страдания «украинизированного» завкола. Деловые письма А.С. Макаренко на украинском языке (1924 - 1925 г.г.). - Марбург, 1996.

Теория. - Макаренко А.С. Теория и практика коммунистического воспитания. Сост.: А.А, Фролов. -Киев, 1985.
--

Стр.53
1. Отчеты о проверках полтавской колонии (1921 - 1925 гг.).

--

1.1
Из материалов Полтавской Губ. РКИ по обследованию подотдела соцвоса Губнаробраза (июнь 1921 г.).

Акт
Материалых по обследованию п/отд. Соц. Вос. Губнаробраза.

Приступая к производству обследования детских учреждений Губнаробраза, комиссия начала свою работу с коллектора № 1. Сделано это было ввиду того, что это учреждение находилось в периоде тяжелых внутренних переживаний, выяснить и устранить, которые представлялось необходимым в первую очередь. Ненормальная атмосфера учреждения почувствовалась при первом же появлении комиссии в стенах его. Заведующаго в коллекторе не оказалось и нам пришлось обратиться к т. Угневенко, некоторое время выполнявшему в коллекторе эту обязанность параллельно с обязанностями воспитателя. Политком учреждения также как-то странно держал себя. Проявив предвзятую горячность по отношению к явившейся комиссии, и несмотря на предъявленный нами, как завед. Секцией, так и т. Угневенко, мандат т. политком-Ульянова, выражала недоверие к нашим полномочиям и неудовольствие составом комиссии.

Все это вынудило нас принять определенный план работы, задачей которой является не столько поверхностный, обзор коллектора, многим из нас хорошо знакомого, а более глубокое выяснение причин, заставляющих администрацию учреждения ожидать какой-то иной, более «подходящей» (как выразился т. Виктор) комиссии.

Мы наметили опрос людей, наиболее давно проживающих в коллекторе - взрослых и воспитанников, детей, переведенных в колонию малолетних правонарушителей, и детей, намеченных к отправке в другие интернаты. Комиссия наблюдала коллектор в течение недели и установила:
--

Стр.54
1/ В настоящее время (с 19/V коллектор N 1 не соответствует своему назначению. Согласно декрету от 12/VI-1920 г. коллектор предназначается для малолетних правонарушителей.

а) В действительности в нем смешанный состав воспитанников - частью это правонарушители, частью случайные дети - безприютные, беспризорные и т.п. Такое смешение не только не законно, но и нецелесообразно. Правонарушители в большинстве случаев, если не морально дефективные, то очень трудные в воспитательном отношении, к ним должны применяться и особые способы наблюдения. Применять эти способы к обыкновенным детям неуместно. Далее, правонарушители могут дурно влиять на обыкновенных детей. Легко себе представить, какое влияние может оказать юная проститутка (15-16 л.) или профессиональный карманный воришка на своих сверстников. А такие типы среди воспитанников коллектора попадаются довольно, они легко могли бы избежать в другом интернате, как, напр., увод одного из их товарищей милицией, после некотораго сопротивления с его стороны (случай с Дураченко *).

* G. Hillig. «Случай с Дураченко» до сих пор не удалось выяснить.

б/ Согласно тому же декрету, малолетние правонарушители должны попадать в коллектор из местъ общаго заключения и оставаться в нем под следствием и наблюдением от 2-х до 5-ти недель. Между тем, в течении мая и июня мес. в коллектор почти не поступали дети из мест общего заключения, наоборот - наблюдались довольно часто случаи отсылки детей из коллектора в место общаго заключения. Кроме того, некоторые дети остаются в коллекторе по несколько месяцев. Указанные нарушения декрета в ущерб делу произведены завед. секцией - т. Виктором с согласия коллегии Наробраза.

2/ В коллекторе отсутствует дисциплина как дух учреждения: дети разбегаются совершенно свободно, куда и как угодно. Делают, что хотят и как хотят, ибо одним из принципов, якобы положенных в систему
--

Стр.55
воспитания в коллекторе – проявление полной свободы, никем и ничем не стесняемой. Педагог Китлер, указывающий детям на недопустимость обрывания зеленых фруктов в соседнем чужом саду (единственный факт неудовольствия против него, указанный воспитанником Таранцем) - считается человеком мало пригодным к исполнению своих обязанностей. Во время классных занятий, постоянны случаи оставления детьми своих мест, ухода из класс. комнат. Взрослым постоянно грубят, говорят дерзости, Китлера ругали в глаза. Куренье табаку не запрещено никому, хотя, по словам т. Виктора, будто бы бывают беседы на тему о вреде курения. Довольно часты случаи краж (с 1/V с. г.), воспитанники расхищают имущество коллектора; был случай, когда один из них, Педарец-рецидивист, отпущенный из коллектора в отпуск т. Виктором на ночь, уворовал белья, стоимостью (по базарным ценам) до 2-х миллионов рублей.

3/ В коллекторе нет одного лица, руководящего общей жизнью и работой, за то - много лиц, вмешивающихся в эти области и часто отдающие - противоречивые приказания. Зав. секцией - т. Виктор, политком, инструктор, заведующ. коллектором. Дети не знают, куда и к кому им обращаться, и спрашивали нас об этом (двое взрослых воспитанника и — *).

* G. Hillig. Дальше не разборчиво.

4/ Состав педагогического персонала заставляет желать лучшаго. Нет ни одного, хотя бы сколько-нибудь знакомого с вопросами экспериментальной педагогики. Все пассивно мирятся с ролью, отведенной им в коллекторе. Общения друг с другом в форме общих бесед и обсуждений работ педагогического характера нет, запас знаний не расширяется, не углубляется.

5/ При секции имеется инструктор, хотя почему-то живет при коллекторе, отнимая у последняго большую светлую комнату. Кого он инструктирует - выяснить абсолютно не удалось. С истерическими выкриками инструктор - т. Белокобыльская, бросалась к комиссии с требованием
--

Стр.56
немедленно опрашивать детей, когда комиссия производила другую, придерживаясь намеченного плана, работу, она будоражила своими криками и взвинчивала неуравновешенный детский материал коллектора. Когда же комиссия нашла необходимым (27-го и 29-го июня) побеседовать с ней, - она оказывалась больной. Необходимо отметить, что в эти дни и дети в коллекторе держали себя несравненно покойнее.

6/ Политком - т. Ульянова, по единогласному удостоверению всех (в том числе и завед. секц. т. Виктора) и по своему собственному заявлению никакой политической работы, в смысле лекций и политических бесед, в учреждении никогда не вела, довольствуясь лишь разговором с детьми на общия темы и считая своей обязанностью вмешиваться во все остальные уголки жизни коллектора.

7/ Большия полномочия возложены на бывшаго восспитанника коллектора, а теперь артельщика - Вайнера, ведущего переговоры по отправке воспитанников в колонию, могущаго пустить или не пустить туда приговореннаго к ней. По словам многих детей, [он] - груб, обижает и бьет детей берет уних вещи на сохранение и не возвращает.

8/ Целым рядом лиц устанавливается, что раньше во время руководительства коллектором Векселем, физиономия коллектора была иная: чувствовалась и дисциплина и порядок, уважение к взрослым, руководящим детьми, отсутствовали крупныя кражи и самовольный отлучки и в тоже время - дети не стремились так к уходу из коллектора, как это наблюдается сейчас, стремясь к переходу в другое место или просто - убегая из коллектора.

9/ За исключением 2-х воспитанников - Таранца - яркий тип дегенерата, и Насти Довгалевой - накрашенной малолетней проститутки, все дети тепло отзывались о хозяйке коллектора - Новицкой. Она была всегда внимательна и добра к ним, особенно - к больным, за которыми добровольно и терпеливо ухаживала по ночам. При ней детям жилось более сытно, чем стало позднее. И т. Виктор подтверждает, что она была незаменимой экономкой для детей,
--

Стр.57
можно было быть совершенно покойным – что детское – достанется детям.

10/ Относительно обвинения ея в контрреволюции, а в частности – ея влияния на религиозные чувства детей, удалось выяснить, что 1/ она не нашла возможным заставить мыть пол утром в Вознесенье девочку, которая, желая пойти в церковь к обедне, исполнила эту работу накануне вечером, 2/ перекрестила однажды ночью ребенка по его просьбе и позднее, сообщая этот случай т. Виктору – услышала от него, что и он на ея месте поступил бы также. Между прочим, выяснилось, что под Пасху, в заутреню, Виктор по своей собственной инициативе, как он говорит, водил детей к заутрене, в церковь (Сретенскую). Очевидно, существуют моменты (т. Виктор называет их – «традициями»), когда приходится делать какие-то уступки привычкам детей, и если эти уступки являются контрреволюцией, то повинна в ней не одна только Новицкая.

11/ Принципиальное расхождение во взглядах между т. Виктором и Векселем с Оголевцем – было поводом к удалению от работы Векселя – по словам Виктора заключается в необходимости, по его мнению, как Завед. Секцией, 1) абсолютной свободы детей без определенного нравственного требования («видя наш пример», вырастут и увидят, что поступают нехорошо») и 2) недопустимость вмешательства в жизнь коллектора. Последняя со стороны Векселя и Оголевца проявлялась в том, что они позволяли себе делать замечания детям в присутствии воспитателей. Оголевец утверждает, что до 1-го мая с. г. особый коллектор N 1 удовлетворял своему назначению как изолятор подследственных детей, а также как учреждение воспитательно-наблюдательного характера. Позднее характер учреждения изменился, а предоставленная детям абсолютная свобода сделала невозможной работу в нем даже такого подготовленного к работе в особом коллекторе человека, каким является Оголевец как юрист и педагог.

Виктор утверждает, что не находит возможным допустить следователя Оголевца – вмешиваться своими распоряжениями в жизнь детей коллектора. По его мнению,
--

Стр.58
правонарушитель, попав в коллектор, должен быть опрошен лишь поверхностно, слегка, и затем, в течение 2-х недель, за ним должно быть наблюдение. Результаты последняго сообщаются следователю, после чего допустим уже допрос воспитанника. Однако т. Виктор признается, что сам - не педагог, совершенно не знаком с вопросами педагогики, не руководит и не может руководить воспитателями. *

* G. Hillig. В рамках реорганизации коллегии Губнаробраза Полтавщины (по решению президиума Губпарткома от 11. 07. 1921 г.) заведующим секцией соцвоса был назначен С.С. Ярославенко (см.: ГАХО, Р-1503-1-14, лл. 50, 120). Однако, через год (апрель – май 1922 г.) т. Виктор вновь фигурирует в документах как завгубсоцвос.

Между тем, при недостаточной подготовке последних и при совершенном отсутствии каких бы то ни было журналов и записей о наблюдениях в коллекторе, вряд ли можно ожидать сколько-нибудь полных, исчерпывающих наблюдений.

12/ Указывая на пункты расхождения во взглядах с Векселем и Оголевцем, - Виктор указывает еще и на недопустимость направления детей коллектора в места общаго заключения. Такой случай имел место однажды, как мера крайняя, в бытность Векселя руководителем коллектора. Между тем, Комиссия установила целый ряд случаев, когда Виктор направлял детей из коллектора или колонии в Арестантския Роты/Дугельный Скрипченко № Чередняк. Таким образом, для Комиссии остался нерешенным вопрос, за что же удален такой полезный для коллектора работник как Вексель. Признание Виктора, что он, вопреки прямому требованию декрета, в коллекторе видит не «не особый коллектор», а делает опыт над «смешанным коллектором», в котором могли бы быть объединены самые разнообразные дети – указывает на полное непонимание его взятых на себя задач. Его эксперимент проделывается над живыми душами будущих людей, а так как по его же признанию, условия для этого опыта совершенно неподходящи, то необходимо признать если
--

Стр.59
не преступность по неосмотрительности и малой осведомленности в области данной работы, то, во всяком случае – грубую ошибку, которая должна быть немедленно исправлена. Комиссия не находит твердых точек у завед. Секц. т. Виктора: отрицая воздействие – он сам прибегает к нему. Вексель и Оголевец смотрели на коллектор как на учреждение для подследственных и в известных случаях прибегали к милиции. Виктор видит в коллекторе смешанное учреждение, значит более слабое, но так же прибегает к милиции.

Поэтому комиссия признает следующее:

1) Необходимо немедленно удалить из коллектора № 1 всех детей не правонарушителей.

2) Необходимо поставить во главе коллектора ответственное лицо, обладающее необходимой педагогической подготовкой и педагогическим тактом, при наличии которых будет гарантия в том, что морально дефективные дети будут в здоровой атмосфере, а не будут калечиться дальше. В этом случае так же отпадает необходимость как политкома, так и инструктора.

3) Необходимо во главе секции охраны детей иметь человека с педагогической подготовкой и пониманием дела, чтоб он являлся и вдохновителем и руководителем всего, все предусматривая и ни от чего не отрешаясь, как это сделал т. Виктор, указывая, что он намеренно устаняется от внутренней жизни коллектора, однако, поневоле втягиваясь случайно то в одну, то в другую ея сторону.

4) Необходим контакт между секциями по охране детей и детей дефективных.

5) В виду того, что систематическия умственныя занятия в коллекторе затруднены, желательно устройство, при учреждении, мастерских с легким (в смысле обучения) ремеслам, как, напр., плетение из ивы, из шпагата и т. п.

6) В виду того, что коллектор располагает помещением долгое время, а Освита *

* G. Hillig. Соцвих (укр.), Соцвос.

до сих пор не приняла мер к выселению из дома лиц, посторонних учреждению, [неoбходимо] поставить это ей на вид и предложить принять немедленно меры
--

Стр.60
к освобождению комнат, без которых коллектор не может развернуть свою работу в достаточной степени.

Осмотрев Приемный Пункт, находящийся в ведении той же секции - Охраны детей -, комиссия пришла к единогласному заключению о необходимости немедленно расформировать его по следующим причинам:

1/ Здание не только пришло в полную негодность в санитарном отношении, но и не может быть приведено в надлежащий вид в ближайшее время.

2/ Состояние постелей и полное отсутствие белья, громадное количество клопов, невероятная грязь самого помещения и вокруг него - делают опасным дальнейшее пребывание в нем детей, особенно в переживаемое Полтавой тревожное по холере время.

3/ Приемник не соответствует своему назначению. Согласно декрету дети должны в приемнике оставать не более 3 1/5 дней. В действительности в нем остаются они по 3 и более месяца. Таким образом, приемник обращается в обыкновенный интернат, но с тою разницею, что при нем нет ни мастреских, ни школы, ни сколько-нибудь систематических клубных занятий. Да и оборудование помещение имеет такое, при котором долгое пребывание детей сводится к ночлежке плохого разбора. Мальчики 15-16 л. без всякого дела сидят в нем по несколько месяцев, и не удивительно, что толкучка является их любимым местонахождением.

4/ Хотя официально, по словам Зав. Секц. т. Виктора, пункт считается закрытым, но фактически он функционирует. Комиссия нашла в нем 12 ч. детей (2 дев. и 10 мальч.), из которых - 5 жители давние, некоторо более 3-х мес., остальные приняты недавно. 2 мальчика три дня тому назад были присланы из коллектора № 1.

5/ Приемник обслуживается в настоящее время 14-ю челов. (Завпункт, Завхоз, 3 воспитат., 6 брат. Соц. Пом., деловод, кухарка, дворник). «Обходов» - прямая обязанность брат. Соц. Пом. - сейчас нет, т.к. пункт «закрыт» и официально не существует. Чем занято это количество молодых и здоровых сил - непонятно, ибо им не известно, где
--

Стр.61
бывают их питомцы и что с ними случается (Роголев, 16 л., был с милицией доставлен накануне с толкучки, откуда его отправил один из т. Контролеров РКИ). Комиссия из разных источников получила сведения, что в спальне Пункта были случаи попыток прижигания ног воспитанн. – евреям. Опрос детей подтвердил это. Братьям Пункта такие факты не были известны. Почему не оказалось обеих девочек и где они ночевали, также объяснено было предположением, что, вероятно, их отпустил дежурный к знакомым. Отношние детей к братьям плохое. Воспитательниц слушают и хороши с ними.

Общее впечатление было до того кошмарно, до того противоречиво, всем представлениям [о] заботе Народного Правительства о своих будущих гражданах, до того оскорбляло элементарное представление о правах малых сих, что было постановлено:

1) Сейчас же составить протокол с требованием немедленнаго закрытия Пункта и направить его к исполнению.

2) Возбудить вопрос о приискании помещения в Центре города для новаго Приемника как учреждения, без котораго не может правильно функционировать работа детских домов и др. учреждений для постояннаго пребывания детей.

3) Выяснить документально в Освите количество и качество постельного белья и носильной детской одежды, т.к. завхоз представил комиссии груду рваных и совершенно негодных к употреблению вещей, которые были, якобы, выданы Освитой на требование белья для Приемника.

Производя обследование Коллектора № 1, Комиссия постановила опросить ряд детей, переведенных в Колонию малолетних правонарушителей, находящуюся в нескольких верстах от города.
[ ZT. Комиссия - у А.С. Макаренко ]
С момента появления нашего на территории колонии, мы почувствовали серьезный деловой характер учреждения. Одни из воспитанников заняты были работами по 7-ми различным мастерским (распределяются по ним в зависимости от собственного вкуса; впрочем, наблюдается, что первоначально каждый хватается за
--

Стр.62
сапожн. мастерс.), другие пололи огороды, третьи пасли гусей и уток. Лишь изредка деловой походкой проходит по двору, тот или иной дежурный. Колония управляется тройкой, составляющейся ежедневно из 1 воспитателя, 1 Завед. той или иной мастерской и 1 воспитанника. Тройка накануне пишет для общаго сведения «приказ», в котором поименно указывается, кто и что именно должен будет делать. Эта система управления дает блестящие результаты: до 40 чел. детей очень охотно и безпрекословно подчиняются приказу.

Легко и весело сделалось на душе, когда после 2-х часов перерыва на обед и отдых, мы увидели детей, с тем же деловым видом хорошаго заботливаго хозяина, без всяких указаний и напоминаний – гнавших хворостиной свои птичьи стада, а работавших утром [в] мастерских, направившихся полоть огороды.

Лица у всех здоровыя, открытая и приветливыя, держат себя с взрослыми вежливо, но говорят свободно, как с равными. Все любят свою колонию и чувствуют себя дома. Непосредственная близость природы, несомненно, имеет огромное благотворное влияние и придает живущей здесь группе лиц характер дружного человеческого сообщества, хотя и полнаго хозяйственных забот, но не забывающаго и об умственных интересах. Некоторые из детей рассказывают, что любят колонию за возможность получать или продолжать свое образование. К сожалению, мы не могли ознакомиться с этой стороной жизни колонии, т.к. на дни полки огородов учебные занятия прекращены.

Обед оказался сытым и довольно хорошим. Но спальни хотя и достаточны по размерам, требуют некотораго ремонта. Так же и мастерския некоторыя вряд ли в зимнее время смогут оставаться в своих помещениях.

За то в нескольких верстах возрождается новое помещение, могущее вместить до 150-ти детей, виновных главным образом в том, что избыток энергии и лишняя активность не нашли своевременнаго правильного исхода.

Колония малолетних правонарушителей в настоящее время находится вполне в
--

Стр.63
надежных руках разумнаго и знающаго руководителя.

Уехала комиссия с ощущением редкаго, отраднаго впечатления.

Осмотр площадок.

Комиссия осмотра 2-х ближайших к центру детских летних площадок в 1-й Совет. Больн., Гор. Саду. Картина такова: из записавшихся детей остается в течении дня - едва 4-я часть, остальные отмечаются, получают завтраки, если они бывают и отпрашиваются на свои домашния дела и возвращаются лишь для того, чтобы идти всем вместе на обед в столовую, после чего все дети распускаются по домам. Занятия на площадках не носят характера какой-либо системы: случайные лепки, вырезание, случайные игры, деление на группы. Ни утрамбованных площадок, ни мяча мы не видим. Дети вряд ли сильно заинтересованы, а плохое питание в столовых [не] дает того, что ставилось во главу, задачи Соцвыха *

* G. Hillig. Соцвих (укр.), Соцвос.

при обсуждении вопроса об открытии этих площадок: разнообразная работа с детьми, на свежем воздухе, и здоровое, сытное питание их. Невольно вспоминаются обстоятельства, при которых возникают площадки. С конца апреля Освита осаждала РКИ требованиями разрешить аванс на работу и ремонт по устройству площадок указывая, что РКИ – тормозит открытие площадок. Поэтому 12-го мая в Освиту был откомандирован контролер со специальными заданиями – участвовать в определении необходимого ремонта и скрепить смету на него. Однако сразу же выяснилось, что Освита не проделала даже предварительной работы: Комиссии по осмотру не раз приходилось устанавливать не ремонт, а решать вопрос – где же именно и можно ли устраивать площадку. Тем не менее, преодолевая бесконечное количество препятствий, через несколько дней удалось наметить и осмотреть 6 пунктов, представить на них сметы в РКИ и провести ассигновку в 3 пункта: 1-й Сов. Больн., Гор. Сада, Кобищанах – в размере 500 тысяч. В смету входила разбивка и утрамбовка площадок и т.п. Однако наша
--

Стр.64
комиссия при обходе не только не нашла утрамбованных площадок, но в Гор. Саду здание, видимо, не сочли нужным почистить от пыли и паутины, забить сквозные отверстия, через которые все простуживаются, даже приобрести хотя бы одну на всех кружку. Дети не получают чаю и пьют много и часто сырую воду прямо из под крана водопроводнаго. Однако при каждой площадке для чего-то имеется специальная хозяйка.

Полное несоответствие широких предположений с действительностью делает картину летней работы с детьми весьма печальной. Понятным становится и отношение родителей, не желающих посылать детей на площадки. А это тем более печально, что работа ведется юными и горячо стремящимися к работе товарищами, среди которых на каждой площадке есть представители рабочей массы, оставившие для площадки свою повседневную работу.

С подлинным верно.

ЦГАВО Укр., 539-1-111, лл.598-602 (копия, машинопись).

--

1.2
Из доклада Харьковского областного инспектора Главсоцвоса НКП УССР по обследовании учреждений для дефективных детей в г. Полтава (прибл. 25.09.1922 г.)

Главинспектору учреждений
для дефективного детства
Харьковского областного
инспектора Котельникова
ДОКЛАД

Согласно приказа Предглавсоцвоса*

* G. Hillig. Соответствующий приказ предглавсоцвоса В.Е. Бутвина датирован 25.09.1922 г. (ЦГАОР Укр., 166-2-1687, л. 18).

мною были обследованы в сентябре месяце (с 10 по 21 число) учреждения для дефективных детей в Полтаве.
--

Стр.65
Лучшим из учреждений для дефективных детей в Полтаве является «колония для морально-дефективных детей имени М. Горького», как именуется это учреждение на месте, или «основной д/дом для морально-дефективных детей №7», как именуется оно Главсоцвосом. Нужно сказать, что местный взгляд на это учреждение как на колонию является более правильным. - Детское население колонии уже в январе месяце данного года превышало нормальную цифру. Основного д/дома - 30 чел., а в настоящее время детей в колонии уже 77 чел. Кроме того, в «коллекторе» ждут очереди 16 чел. Не принимает их колония пока за отсутствием места до окончания ремонта 2-х флигелей в отделении колонии в бывш. имении Трепке (2 1/2 в. от колонии).

Возраст детей также говорит за то, что учреждение ближе к типу колонии, чем к типу д/дома: до 14 л. имеется воспитуемых 12 чел., свыше 14 л. - 65 чел. Далее, учреждение это, как то и требуется от «колоний», расположено за городом (в 7-8 в.); огородничество, садоводство, полеводство вполне могут быть представлены в нем в серьезной педагогической и практической постановке. Колония имеет 66 десятин земли, занято под культурами, около 3-х дес. лугов, 1 1/2 десятины парка с фруктовым садом, 82 дес. леса. Кроме того, она обладает 5-ю мастерскими достаточно оборудованными (кузнечной, сапожной, столярной, токарной, корзиночной). Имеется скот: 5 лошадей, 2 коровы, 3 вола, 12 свиней, 5 овец, кролики.

Видна напряженная, неустанная работа, как административного, так и педагогического персонала, а равно и воспитуемых. Так, 5 флигелей колонии и 3 флигеля сл[ужебных] отделений в имении Трепке отремонтированы в большей части силами детей и персонала, включительно до кладки печек... Но дети не производят впечатления замученных работой. Напротив - они выглядят бодрыми, свежими, довольными.

Режим колонии обосновывается на трудовом укладе и на самоуправлении. С вечера даются наряды по отрядам - кто, где и что должен делать, и с 6 часов утра по звонку быстро расползается население: кто в лес, кто в поле, кто в огород, кто в мастерские... Так же быстро по звону колокола собирается оно на
--

Стр.66
обед и на ужин.

Все дети разделены на отряды, имеющие во главе выборного начальника, ответственного за исполнительность в работе членов отряда. Наиболее важные проступки (воровство…) подлежат товарищескому суду. Отношение к суду и к его постановлениям самое серьезное.

Введено обучение военному строю, очень нравящееся детям и благотворно действующее на поддержание дисциплины.

Педагоги - люди, не имеющие специальной подготовки и значительного специального стажа, но, в большинстве, люди интеллигентные, преданные делу, действительно участники в жизни и в работах детей. В особенности считаю необходимым отметить работу завдома т Макаренка, [за]кончившего учит. институт, оч[ень] энергичного, живого человека, умелого педагога и хозяина.

Ведется очень обстоятельно и толково дневник по особому плану, выработанному завдомом.

Единственно, на что могу указать как на нежелательное явление, это на присутствие в среде мальчиков-подростков и юношей – 9 девочек свыше 14 лет. Правда, до с.п., по уверениям педагогов, не было никаких «инцидентов», но нельзя ручаться за то, что таковых быть не может, особенно при той скученности населения, которой сейчас отличается колония, при отсутствии изолированных спален для девочек.

Для колонии чрезвычайно остро стоит сейчас вопрос об окончании ремонта двух флигелей в бывш. имении Трепке. Если эти флигеля не удастся отремонтировать, не будет возможности наладить зимою правильного учебного занятия: нет комнат для классов.

Поэтому, полагаю, Наркомпросу следует прийти на помощь колонии, выслав на ремонт миллиарда два рублей.*

G. Hillig. Речь идет о стоимости денег во время инфляции.

Такая сумма необходима по подсчету завдома. Сметы на ремонт были, по заявлению завкома и Завгубсоцвоса, препровождены в Главсоцвос.

Отремонтировав два флигеля, можно будет не только наладить учебные занятия, но и увеличить детское население колонии до 100 чел. Если же бы были средства (миллиарда 4-5) на ремонт двухэтажного каменного здания, то
--

Стр.67
колонию можно бы было развернуть до 200 человек.

Было бы справедливо передать колонии паровую мельницу, принадлежавшую тому же Трепке и находящуюся во дворе отделения колонии. Если бы доходы с этой мельницы поступали на нужды колонии, а не местного отдела РКП, то вполне можно было бы надеяться, что со стороны государства почти не потребовалось бы расходов на содержание колонии. Хлопоты администрации колонии о передаче мельницы в ее ведение пока не получили никакого результата.

Штаты колонии совершенно не удовлетворяют требованиям, которые ставит жизнь. По установленным штатам на 45 чел полагается 4 лица педаг. персонала, 7 технич. В настоящее же время детей в колонии 77 чел., педагогов 11, технич. персонала 13, лиц учебно-ремесленного персонала, штатами совершенно не предусмотренного, 8.

Полагаю необходимо:

1) переименовать основной д/дом для морально-дефективных в трудовую колонию;

2) пересмотреть штаты колонии;

3) дать субсидию на ремонт 2 деревянных флигелей в имении Трепке в размере 2 миллиардов р. и на ремонт каменного двухэтажного дома в размере 5 миллиардов рублей;

4) возбудить ходатайство о передаче мельницы (б. Трепке) в ведение колонии.

[…].

ЦГАОР Укр., 166-2-1687, лл. 10-13 (подлинник, автограф).

Публ.: Забота, контроль, вмешательство. Шесть отчетов об инспекторских и других проверках колонии им. М. Горького (1922-1928 г. г. Составитель: Г. Хиллиг. Марбург, 1994, с 6-9 (текст документа, а также пер. на нем. яз.).

--

1 3
Из приказа по Полтавскому губгосконтролю от 21.06.1923 г.
--

Стр.68
Приказ по Полтавскому Губгосконтролю от 21 Июня 1923 года № 85/2

Из материалов ревизионных исследований Детских Домов призрения гор. Полтавы и его окрестностей, произведенных всеми сотрудниками Губконтроля 20 Мая с.г. в порядке «Воскресника»

[...]

1. Наименование
Трудовая Колония
призреваемых детей
имени М. Горького

2. Кем патронируется
Никем.

3. Штат призраемых и возраст
Опред. штата нет.

Состоит 85 дет. от 12 до 18 лет.

4. Штат восп. и техн. персонала
33, и сверх штата 2.

5. Помещения
Находятся в хорошим состоянии, соответствуют числу призреваемых и содержание чисто. Земли 81 обрабатывается призреваемыми. Сеют хлеб, сеют огород и парники.

6. Мебель
Достаточно.

7. Посуда
Кухонной и обеденной достаточно, чайной мало.

8. Одежда
Не вполне достаточно.

9. Белья
Нательнаго две смены, постельного одна

10. Обувь
Обуви только 15%, на всех устраиваемых.

11. Питание
Хорошее.

12. Медицинская сторона
Хорошая.
--

Стр.69
13. Книги, учеб., принадлеж. для игр
Имеется библиотека, клуб, устраиваются спектакли.

14. Отчетность
Ведется правильно и в порядке.

15. Разные дефекты
Земледельческий инвентарь требует ремонт. Ввиду отсутствия соломы, часть даваемаго в корм скоту сена идет на подстилку.

Примечание
16.
[…] Только Техникум имени Аспина и трудовая колония имени Горького работают для учреждений и частных лиц. [...]

Июня 21 дня
1923г.

Подлинный подписали: Губерный Контролер Костерин,
Зав Отд. Фактич. РевизииЧернявский,
Зав. Администр. Отделении Урец
С подлинными верно:
Пом. Контролера Рогалевич

ЦГАОР Укр., 539-1-627, лл.166-166 об. (копия, рукопись).

--

1.4
Акт обследования колонии им. М. Горького Полтавским губпрокурором (05.04. 1925г.)

АКТ
Обследования колонии для несовершеннолетних правонарушителей имени М. Горького.
Апреля 5 дня. Я, Губернский Прокурор, обследовал колонию имени Горького и
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14



Похожие:

В интернете iconБезопасность ребенка в Интернете
Привычные возгласы мам "Опять на улицу собрался?!" сменились не меньшими по эмоциям "Опять в Интернете сидишь?!". К сожалению, это...
В интернете iconБезопасность ребенка в Интернете
Привычные возгласы мам "Опять на улицу собрался?!" сменились не меньшими по эмоциям "Опять в Интернете сидишь?!". К сожалению, это...
В интернете iconРесурсы, посвященные русскому языку
Задание по информатике №2. Системно-функциональные особенности русского языка в Интернете
В интернете iconДокументы
1. /Калятин - Проблемы установления юрисдикции в Интернете.txt
В интернете iconФормирование икт-компетентности обучающихся
Интернете, поисковые сервисы, строить запросы для поиска информации и анализировать результаты поиска
В интернете iconТайна сия велика есть. Вопросы и ответы о семейной жизни
Книга продолжает собой серию, посвященную ответам архимандрита Рафаила на вопросы о вере и спасении в со­временном мире, с которыми...
В интернете iconСовременный литературный процесс Писательские заметки, критика «Приблудный»
Николай Ильич Малашич позвонил адвокату Фёдорову и пожаловался, что бывший председатель писательской организации Новичихин обидел...
В интернете iconВ.: В каком возрасте следует разрешить детям посещение Интернета?
Интернета. Поэтому всякий раз, когда дети выходят в Сеть, садитесь рядом и следите за тем, чтобы они посещали строго те сайты, которые...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации