«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) icon

«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой)




Название«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой)
страница1/2
Дата конвертации22.04.2015
Размер0.63 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2

«Письма» стр.

ПИСЬМА ВАЛЕ КАЛИТВЯНСКОЙ (Медведевой)
Здравствуй, Валентина Никитична.

Рад сообщить, что письмо твоё от 29 января (по штемпелю) получили аж 13 февраля. Вот так сообщается между собой Россия и Украина. Можно совершить полкругосветное путешествие на байдарке или на надувной лодке. И объездные поезда стали ходить на юг России минуя украинские территории. Хотя эти территории заселены русскими.

Валя, нас порадовала новость, что ты теперь в спокойном одиночестве и с теплом нормально. К тому же и пенсию прибавили. Так что жизнь потихоньку налаживается после её разлада за последнее более чем десятилетие. Может быть повезёт вам с новой властью? Все приватизированное хотят отобрать у частников. Не приведёт ли это к дезорганизации производства и упадку экономики, по крайней мере в первые несколько лет? Но не нам судить. Теперь у них появятся их покровители консультанты с Запада. Они русским простофилям так помогли этим нашим Гайдарам и Чубайсам, а вместе с ними и Ельцину, что сам Иван Сусанин удивился бы своему дерзкому поступку. Но тот завёл в никуда врагов! Ему и по теперь Россия воздаёт хвалу и честь. А этих дураков запросто облапошили наши враги-“добродетели”. Их повесить на гнилой осине мало. Так они и войдут в историю России проклятыми и забытыми. . .

Валя, вот ещё что я хочу сказать. И то хорошо, что Нина со своим семейством обрела своё жилище. Там наверно и усадьба с огородом? Вот Никитка будет бегать к бабушке в город. За мороженым. За пирожками. Саша Крысин? Что-то я не пойму. Это Олин муж? Я у неё как-то спрашивал про фамилию мужа. Саша Макаров мне давно известен. За няньку. Что ж, лучшего применения для пенсионера не придумаешь. Я сам сидел и с Ильёй, а потом и С Юлей-внучкой, да и с другими внуками приходилось и в сад водить, и сопровождать на всякие новогодние ёлки, из школы водить. . . А с Ниной-внучкой успели уже и в лес за грибами походить. Насчёт брата Петра мы имеем вести и от тебя и от брата Сергея со Ржаксы. После поездки в деревню Наташа нам звонила. Обо всём рассказала. Были они с Юрой в гостях и у наших. В следующий раз обещали и меня туда прихватить Повидаться бы надо. И на могилку Никиты Давыдча сходим. Нина о нём часто вспоминает, и в самых что ни на есть радужных запечатлённых памятью тонах. И как он её любил Я, говорит, в войну вкалывала, жила-то с родителями. И из раннего детства всякие-всякие случаи. Как он не её, а Муську послал залезть на яблоню, что ли. Муська тоже об этом как-то при нас вспоминала. Надо же, её не послал, а меня, меньшую. Нина говорит, что она вся в папу. Мама, говорит, нас била, а папа никого не наказывал, но стоило ему слово сказать, и мы его боялись. Так, Валя, было? Или насчёт мамы ты не согласна? Она и моих родителей постоянно вспоминает. Но здесь у неё картинка в обратном ракурсе. За мать против отца. Хотя и отец у нас был из самых порядочных людей, каких я знал в деревне. Да и вообще из породы тех людей, которые“не обманывают”, как сказал дядя Ваня Шкварёв, наш деревенский, когда мы с ним пришли сватать Нину. Он сказал Никите Давыдчу, и тогда он дал согласие. Он видит, что я солдат, без родителей тут нахожусь, у чужих людей; солдат, говорит, обманет. Он напрямую так сказал, без всяких дипломатических уловок: солдат обманет.

Валь, себя не похвалишь, кто похвалит? Но в данном случае я не себя хвалю, а вспоминаю своего прадеда Герасима, которого знала вся округа, в том числе и твой отец. Отец твой и сказал: кто ж его не знает. Я сам тогда о нём почти и не слышал. А сейчас вот пишу родословную. Славка хочет знать о своих корнях. Кстати, по материнской линии, вашей, медведевской, ни я, ни Нина мало что знаем. Даже не знаем, откуда ваша мать. Кто её родители? Немного знаем о дяде Ал-дре Гавриловиче. Если ты что-либо знаешь в этом роденапиши. Славка звонил т. Шуре. Она только что-то сказала о брате Никиты Давыдовича. Будто его звали Николай. А Нина помнит один случай из его жизни, когда он пьяный свалился с мостка, что ли, и ругался: “Черти меня туда занесли!”, отряхиваясь от грязи. В самом деле, может быть ты знаешь, откуда мать? Нина говорит, откуда-то с нашей стороны. Бабка моя, например, с Вершины. Примерно с той стороны, откуда и мать. Ну и год рождения. О смерти мы знаем, и где похоронена.

Вот Ариша, о которой ты пишешь, и есть жена Шкварёва, о котором я тут упоминал. Они были нашими соседями, через три двора. Детей у них не было. Хозяйство никакого не вели, кроме, может быть, кур. Огород, как у всех, был большой Он в колхоз не ходил. Бригадира, бывало, он посылал куда подальше. Матерщинник был страшный. Но отца нашего он уважал, и только к нему в кузницу ходил и работал с ним молотобойцем. Занимался он в основном охотой. В этом деле был он знаменитым человеком. Были у него борзые собаки, кряковые утки, подсадные. . . Он с фронта писал своей Аришке – не режь “утей” (уток). Я и письма на фронт ему писал под диктовку этой Ариши. И продолжал с ним переписываться, когда и сам был в армии (с ноября 43-го). И после, когда он был уже дома и переехал в Ржаксу, я с ним продолжал переписываться, пока не пришёл со службы в марте 53-го. А в 51-м, в ноябрьские праздники, я был в отпуске, и вот тогда он настоял, чтобы я на Нинке женился Лучше, говорил он, не найдёшь. Я, говорил он, за нею наблюдаю. А один раз он в письме мне на службу такую фортель откинул: “Как нагнётся. . . ” –это он глядя на нее. Я даже застеснялся такое и ребятам говорить. Он работал там же, в промкомбинате, где и Нина, часовым мастером. Она работала кассиром в парикмахерской и убирала помещение.

Мелочишку какую-никакую прикарманивала. Но на это она не способна. То есть, воровать- так уж воровать миллион, чтобы стать миллионером. И тогда никакой суд, кроме праведного Божьего, тебя не осудит. И адвокатов можно нанять, вроде нашего Падвы (я его зову Падла), и судью любого подкупить. . . ”Всё куплю, - сказало злато!”. . Валя, вот только что Нина достала из ящика письмо от племянницы Светы. С самого лета она не писала. Пишет, что голосовали за своего, а прошёл Ющенко. Прошёл-то как, не законным путём, а насильственным. ”Оранжевая революция”! И сука этот Кучма (куча говна) подвёл нашего благороднейшего из благородных Владимира Путина. Я с самого начала видел и распознал этого перевёртыша Кучу говна. Веришь, Валя, я сроду не выговаривал это слово “говно”, но Кучма стоит этого. Предал Россию, которая есть и пошла с Киева, матери городов русских. Он, сука, переметнулся в стан своих врагов под давлением польского пана. Что такое поляки для украинцев? Самые злобные твари, на кол сажали украинцев с помощью тех же гуцулов, при одобрении иезуитов-католиков. Конечно, молодые люди, пока еще самая настоящая бестолочь, ими легко манипулировать преподавателям вузов и школ, этим злобным демонам, которым всё русское поперёк горла. Бандеровцы. Почему же православные христиане не стервозничают по отношению к католическим костёлам? Потому что люди одарённые Господом воистину человеческой доброй душой! А эти рвут и мечут, изголяются над православными святынями. Они очень ошибаются, рассчитывая на вседозволенность и безнаказанность. Они, эти гуцулы, и в наше время применяли такие казни, что даже инквизиция средних веков ужаснулась бы! Они пойманых наших красноармейцев привязывали к пилораме и распиливали, как бревно. Борис с Бандерой воевал. Обеспокоены, что-то будет при новой власти. Квартплату увеличили, зарплату стали задерживать. Но это, конечно, не в этом дело, как я понимаю. У нас тоже с января жахнули аж на 70 процентов. И всё дорожает. Инфляция пока галопирует. НО в то же время повышают зарплату бюджетникам, пенсии. Ничего, жить можно! Повышение это, если взять моих ребят, ноль без палочки. Но. . . каково одиноким старикам, малоимущим?

Да, драматические выборы в Украине показали, что той Украины, что была, уже нет. И не будет, пока будет проводиться политика украинизации русского языка. Этого не произойдёт. Русский у вас должен быть наравне с украинским государственным. Вот племянница учительница, и их заставляют обязательно вести уроки только на украинском. Ей пришлось выучить украинский, и она сейчас учит детей в 3-м и 7-м классах украинскому языку и литературе И она возглавляет (о, как!) городское (г.Красноперекопск) методическое отделение учителей начальных классов с украинским языком обучения. Значит, хорошо освоила украинский. Уроженка Крыма. Но русский для неё родной. А впрочем, москали, хохлы – ни какие это две нации, один это этнос, и жить нам вместе до скончания века. Так я чего-то завёлся... Другое дело, восток и запад Украины. Тут есть проблемы, как теперь принято говорить в случае каких-то неурядиц в деле государственности, политики, идеологии и т. д.

Вот Славка с Катей приехали с собакой, но без ребят. Позавчера у Славки был день рождения. Кое-какие у них остались от праздничных угощений яства. Привезли. Да и повидаться лишний раз не мешает. Говорить, нет ли? Слава сообщил нам такую новость, что Людмилу посылают в Рим на презентацию как одну из деловых женщин России. Завтра, в понедельник она полетит туда. 27-го должна вернуться. Поеду разберусь, что за форум Деловых женщин мира? Всё во мне всколыхнулось от такого приятного сообщения. Мать не придала этому никакого значения, будто речь идёт о поездке куда-нибудь в обычную служебную командировку. У неё суеверный стереотип – не радоваться и не хвалиться по старой украинской притче: не говори гоп. . .

Валь, а с кем мне осталось поделиться своей радостью? Друзей не осталось, самые близкие родные хоть и не так далеко, но не вот тебе где-то по соседству, как это могло быть в деревне, допустим.

Ну что ж, компьютер показывает ограничительную черту - конец листа. До след. письма. Самого, самого всего хорошего.

Здравствуй, самая, самая из сестёр медведевской породы, здравствуй Валентина Никитична, прабабушка Никиты.

Виноват. Письмо твоё получил еще 19-го октября, в день рождения Людмилы. Причём сразу два, из Ржаксы тоже. А вот с ответом, даже сам не знаю как получилась задержка. Ста рею, медлительней стал ваш покорный слуга. В первую очередь хочется поздравить всех вас с прибавлением семейства – с женитьбой внука Андрея. Сразу две женщины – прибавка весомая! И жить, как я понял, стало веселее. Но и прямо надо сказать хлопот тебе, Валя, стало невпроворот. Ну ты не скрывай, описывай, как тебе живётся вместе с молодой семьёй. Валя, ты спрашиваешь о Мусе. Шура у неё две недели гостила. Она выше всех похвал. Жизнь её проходит безбедно и спокойно. По утрам бегает по аллеям у подножия Косой горы. Была ли ты когда у ней? Там очень хорошая природа, на окраине Тулы. Огромный сад совхозный. Речушка. Ясная Поля на – усадьба графа Льва Николаевича Толстого недалеко. Шуре я нет-нет да позваниваю. Она тоже довольная своим житьём-бытьём. У Лены всё благополучно. Работает в ФСБ юристом. Саша её окончил институт транспорта, работает. Оля учится и работает. Муж Миша работает пока в Москве но их производство переводят за город. Туда ему ездить будет далеко. В Москве работа найдётся. Здесь гастарбайтеров почти столько же, сколько коренного населения. И все при деле, зарабатывают и обеспечивают свои семьи во всей почти Средней Азии. Я в своё время исколесил все среднеазиатские республики. Там что не семья, то пчели улей.

И вот пошла такая тенденция: едут целыми семьями и нищенствуют, перебиваются подачками, а то и воровством. Против цыган они менее нахальны, но более многодетны и больше вызывают к себе сочувствия и сострадания. При СССР все союзные нацреспублики жили на порядок лучше, чем в России. Никакие русские не колонизаторы, как это разглагольствуют злонамеренно местные князьки. Русские самые доверчивые и снисходительные ко всем нациям и нацменьшинствам. В самой России татары, например, или чуваши, мордва, не говоря о евреях, жили куда лучше русских. Местным князькам, естественно, лафа быть у власти, безраздельно играть судьбами своих подданых. Но не буду об этом, набившим оскомину. . . Валя, к Оле мне так и не пришлось съездить. Огородные дела, походы в лес (меня так и тянет в это зелёное раздолье), с внуками по поручению их родителей и прочее, прочее. Нина другой раз вспомнит: Ольга и не позвонит. Да и она без выходных, без передышки. Одно и тоже, одно и то же. . . Она живёт у какого-то работника милиции, он начальник отдела кадров. Миша его зовут. Дело молодое. Я ей как то при последней встрече говорю: Оля, ты выходи-ка тут замуж за этого Мишу. Он семейными узами не связан. . . В общем, за Ольгу нечего беспокоиться, хотя как матери не беспокоиться? Она девка молодец! Не пропадёт. Краса и гордость незалежней Вкраины милой.

О себе.

Всё у наших в порядке. Но сейчас у нас Славина Катя находится в больнице. Сделали операцию. Самочувствие хорошее. А уж как там на самом деле, нам не очень докладывают. У Валерика были серьёзные неполадки в семье, но вот я был у них на дне рождения 10 октября, по всей видимости всё у них устроилось. Отчуждения между ними не заметил. Правда Валерик по зарплате скатился на низшую планку (10 тыс. в Москве?), но зато у Наташи в несколько раз больше. Что еще надо? Живи-поживай в мире и согласии. Дочка их Юля невестится, 16-й идёт, от женихов отбоя нет, по пять мальчиков приходят и тусуются в коридоре. У них квартира в конце коридора и огорожена металлической оградой. Так что её за изгородь эту не пускают и она общается с ними как подсудимые на суде. Узнала бы Юлиана (как я её зову с рождения), что дед вот так написал? Но она ко мне относится по-доброму, как и все остальные внуки. Лучше всех, по-правде сказать, ко мне относится Славкина Нина. Её назвали так: и отца мать Нина и у матери Кати мать Нина. Царствие ей Небесное.

Да вот еще был в Москве 19 октября, ездил на день рождения Людмилы. А её я с давних пор зову Мусей. Когда я в первый раз увидел Мусю, твою сестру, она тогда в Тамбове находилась, так она мне понравилась, такая она была хорошенькая. . . Вот с тех пор Людмила из пушкинской поэмы “Руслан и Людмила” стала у меня Мусей. А Нина почему-то зовёт её Мотей. . .

Да вот еще на день рождения Максима 24 ноября съездил Его я с детства зову Максимилианом. Дочка его зовёт кратко – Макс. Ему исполнилось 21. У него своя иномарка. В будущем году заканчивает колледж по банковской специальности, менеджер-финансист. Бабка его зовёт по-своему Максимка. Она его любит больше всех за его хорошее поведение. Для молодого человека такое поведение - редкое явление. Илья под девятнадцать. Поплотнее, поздоровее. Тоже учится в колледже и тоже по банковской специфике. Еще два года учиться. Я его зову Илия. Это по-библейски. Бабка его зовёт Илюха.

Что еще сообщить, Валюха-горюха? Это я вспомнил из “Поднятой целины” Михаила Шолохова. Ты спрашиваешь, как урожай на наших тут дачах, огородах(у меня), целых усадьбах (у Муси в Ряз. обл. )? Нина говорит, год плохой, а уродило сь всего до всего. И начинает перечислять: сколько ж вишни, слив. . . За картошкой никто не ухаживал, вся в траве, а накопали больше чем когда либо. Капуста не росла, не росла, а после дождей как пошла! И т. д. Лично я 56 л клубники собрал, малины и смородины мало, литров 25, немного крыжовника, слив, дикарки-вишни, черноплодки, облепиху так и не собрал. Но мне важно иметь свежую зелень. Я каждый день имел салат свежий. А картошкой и овощными нас снабжает Муся. Она нам хорошо помогает. У нас два холодильника и морозилки-ящики забиты до отказа. Что-то и на балконе приходится хранить. Картошку, свёклу, морковку, капусту, кабачки при морозе приходится держать в комнате. Нина говорит, сколько же она (Муся) всего закрывает, а яблоки какой-то очень удобной элетровыжималкой гонят на сок. А вот мой брат в Ржаксе пишет, что картошки накопали 90 ведер, Рая-его жена - получила на пай из колхоза 800 кг зерна, мешок песку, 20 л подсолнечного масла. Яблок у них видимо-невидимо, замочили 12 ведер и заложили в зиму на чердаке столько же, сколько еще зимнего сорта на ветках. . . У них свой инкубатор, продают цыплят, утят. Корову не держат, а коз. Птицы всякой полно. А они бездетные. В 78-м году они переехали в Ржаксу оттуда, где я родился. Еще жива была моя крестная, сестра моей матери. Она нам с Ниной устроила свадебную вечеринку в 51-м. И мы уже с маленькой дочкой в 54-м провели свой отпуск там, собственно у деда моего. У ваших родителей, безусловно, тоже побыли несколько дней. Ну вот и мне вспомнить приятно о тех чудесных днях начала молодой семейной жизни. Валя, на дворе декабрь и пожалуй теперь же надо поздравить тебя и всех твоих чад и домочадцев с наступающим Новым годом и пожелать самого наилучшего в вашей жизни здоровья, тебе в особенности. Крепись, как ты сказала о себе в письме. Нина меня ругает, что я долго не писал тебе. Да я и сам себя ругаю. Ведь видимых каких-то причин не было. Всё наше русское “авось”:успею напишу. А время идёт и незаметно как. Время не ждёт, оно продолжает безостановочный путь по своим космическим законам. И никогда конца не будет! Даже при светопреставлении. О событиях в ваших краях говорить не буду. Но переду мал много. Всё встанет на свои места, как и положено. Валентина Никитична, а по мне милее и ближе называть тебя просто Валя. Возраст не в счёт. Сколько б мы не жили (Архангел Михаил жил 969 лет, Архангел Гавриил тоже 900 с чем-то лет). Нам это не светит и для нас это не так уж и важно. . . Знаем мы одно, сколько ни живи - конец известен: “все в землю лягут, всё прахом будет”. Но хоть и отгоняю эти мысли, а задумываться о бренности бытия приходится. Мне кажется, что мир для меня вечен, потому что никак не может обойтись без меня. Вот было бы здорово, если действительно было бы так. Наверно мы Богу нужны там, а на земле мы как бы в гостях. Мне, как в юности, смерть не страшна, но в отличие от той поры, когда всё впереди, теперь упование на вечную жизнь в потустороннем мире. Хоть и душа бессмертна, но бессмертие её в бестелесной форме для нас непостижимая загадка! Просто на просто – неизвестно что это такое?. . Тень какая-то. . . Валя, согласна со мной? Было б хорошо умереть на ногах. Не мучаться годами, как мучились некоторые мне известные люди. Взять того же деда моего – 7 лет лежал. Иван Шуркин столько же. Живой труп – ни больше ни меньше. Или вот мой друг, ровесник, через дорогу, - 5 лет лежал парализованный. Навещал его, выпивал он даже со мной потихонечку от жены. Да и таиться от неё не надо. Это настоящая добрая женщина, обходилась в семье без ругани, без мелочных придирок и сутяжничества.

Письмо я твоё давно уж получил. И пасхальное поздравление! Валя, спасибо. А я вот не удосужился. Но в моей душе всегда творится такое, что перехлёстывает всё: мысли, чувства, желания. . . И даже твоей сестре не хотел показывать. Не из желания просто скрыть от неё- нет, а потому что она к этому относится безразлично. Я до некоторых пор не знал, что она тебя, мягко говоря, недолюбливает. . .

Клашку одну она любила и больше никого из сестёр. На тебя она, оказывается, даже злится за то, что всё что Клавдия слала родителям, всё это матушка ваша переправляла будто тебе. Не помню, писал я тебе об этом? Изо дня в день она об этом тараторит. Почему-то раньше она этого не говорила. Она вообще вспоминает из жизни что ни на есть самое-самое плохое, о чем добрые люди давным-давно позабыли бы и не держали этот мусор в голове. Валь, не пойму её, твою эту сестру, что она за человек!? Аборты делала без моего ведома, да всю жизнь меня упрекает, что семерых я хотел. У вас было семеро и у нас тоже столько же. Разве это плохо! Она всю жизнь меня укоряет: миллионер! Я не пропивал ни копейки. Все деньги всегда отдавал ей. О заначках даже не имел понятия и её не обманывал. А она только и ладит, что я своим помогал. И без конца пилит за то, что было 50-60 лет тому назад! Да, но это было до нашего семейного с ней бремени. Она совершенно непутёвая в том смысле, что покупала что попало, а потом мешками отдавала Ивану и Шурке. Либо выбрасывала за ненадобностью. А вот чтобы купить там мыло, допустим, соль, лаврушку и прочее в этом роде – понятия не имела. Да и всё остальное покупал я, привозил из Москвы, где всегда работал. То есть, я хочу сказать – непрактичная она женщина. Готовить ничего не умеет, вернее не любит. Кроме щей и блинчиков, чему она у крестной научилась. А мне Клава ваша кое-чего из кулинарии передала Царство ей Небесное. А Нина ничем нас, в смысле вкусными кушаньями, не порадовала. Клавина школа мне помогла, и ребятам котлеты из трески и палтуса особенно нравились.

А так они сами брали из холодильника кому что хотелось в первую очередь колбасу. А ведь я, как только она приехала ко мне в часть и мы поселились в монастырской келье, науськивал её, чтоб она почаще заглядывала к соседской бабушке, матери одного нашего офицера, - та умела хорошо готовить. Зато меня, особенно теперь, на старости, величает алкоголиком. Да я бывало за весь отпуск, что ездил по лесам за грибами, даже бутылки пива не выпью! С первой электричкой уезжал и почти всегда с последней возвращался. И с грибами возился часа два. Она не встанет помочь - Боже упаси. А мне снова в четыре вставать и на целый день. . . Всего лишь один раз попросил её купить мне бутылочку пива. Подступила охота. Не взяла. Как я был огорчён, если б ты знала. Какая-то басурманка, а не женщина, не жена. . . Вот чтоб ей уважили, это она любит и почитает, как тому и должно быть. Если она что-то подаёт, то не в руки, а нож, допустим, так кинет на стол, газету – не в руки, а бросит на пол. Никакого уважения к себе с её стороны я никогда не испытал. Меня по имени она не назвала, веришь ли, ни разу. Ни при первом знакомстве, ни в последующей нашей жизни. Появились дети – стал я отец, а теперь ещё милее -“дед”. У ней язык не поворачивается, чтобы вымолвить моё наречённое мне по деду имя. У неё настрой на дерзость, да на грубость. Ни разу не поцеловала, если уж на то пошло, и в этом я тебе признаюсь. Дьявол что ль сидит в её утробе? И уехала к своим, пока я был на работе, даже не сказала матери моей, куда она с четырехмесячной малюткой подалась. Как будто я ей с самого начала был враг. Об этом я тебе вроде бы как-то уже писал. Каково! В бараке нас было, куда я привёз к родителям её и дочку трехмесячную из армии, человек 10, если не больше. В такой обстановке могло всё что угодно произойти. Сестра, тоже Нина, что-то ей сказала, так она по прошествии больше чем пятидесяти лет, без конца дерзит мне: вот так ей и надо!

Сестра вот два года как потеряла здравый рассудок. Живёт в Москве. Недавно я её навестил. Встретили меня лучше быть некуда. И она с нами немного выпила. И не так уж она свихнулась, как думала золовка, кощунственно мстя больному человеку за пустяковую перебранку в том недоброй памяти бараке. Нет, это не укладывается в моём уме. Только дьявол может так подзуживать человека на та кую злобу к моей сестре по самому что ни на есть пустяковому делу. Ерунда! Да, по ресторанам я, не скрою, на халяву походил – это точно! Заводчане приезжали и заказывали всё что твоей душе угодно! Привозили домой на такси, если приходилось припоздниться. Что ж такого! Да, тогда вся Россия на этом стояла. Но чтоб я «на троих» пил? Чтоб без закуски, где-то за углом? - Боже упаси. Я и Олю встретил по-человечески! У меня были какие-то деньжонки. Я ей сразу дал тысчёнку – на дорожные расходы. Как же, мало ли куда придётся поездить в поисках работы. В магазин зашли, ещё ей тыщу. Ну там что-то она купила рублей на триста. Опять же ей на харчи. Потом ещё давал каждый раз. Деньги я съэкономил от Славки за квартплату, что он мне даёт. Собственно он пользуется моим вкладом в банке, куда идёт моя пенсия, которую я на руки не получаю. Деньги я берёг для поездки в свои родные края. Собираюсь. Да если б об этом знала Нина, она б не знаю что с нами сделала бы! Так и брешет: “Хохлуня!” Она её возненавидела (Валя, я хочу быть откровенен с то бой). Почему, мол, на меня кричишь, а на Ольгу ни слова?

Это она мне в укор. Сравнение само по себе дурацкое. . . Да что ж я за человек, если буду кричать на Олю? Во-первых, за что? Она как голубушка. Мне хочется ей помочь, чтоб у неё всё было хорошо1 И разбужу её утром, и что-то поесть(правда, утром она только кофе), с собой яблочка, яичка сварю, мало ли чего ещё. . . Ужин ей готовлю бывало по полной программе. Хотелось, чтоб первое было для неё непременно. Нина не выглянет даже из своей комнаты, но всё это ей не нравится. Ревнует, что ли? Дура! Она же твоя родная племянница! Но у неё с Шуркой-сестрой особое к ней расположение. Какая-то ненависть даже. Вот, думаю, люди? Да чем она вам так уж напакостила? Старательная, учит девочку, ей это надо во что бы то ни стало! Она мать-одиночка, как это не понять? Я Ольге (мы с ней на кухне) всегда говорил от души: Оля, как я хочу, чтоб у тебя всё было хорошо! Спрашивал, как прошёл день? С колбасы она перешла на мясо, потом достигла своего – на молоко! Я радовался её успехам. А тётка Нина дулась на неё, не раз говаривала с ней. В ней какое-то оцепенение серости деревенской. Знаешь, Валя, ничему не научилась. Окрестили её. Молитвенник я ей купил, кое-что от руки ей написал, а у ней одно на уме – зависть, у кого-то золото. . . Да плевал я на золото, моя самая большая ценность в жизни любовь к этой вот самой жизни! Сколько я побродил по лесам, как я детей увозил на ночь куда-нибудь подальше в поле, чтоб переночевать в каком-нибудь стогу сена да сразу же с утречка пораньше очутиться в лесу. В

аль, я остался дома один, Нина опять уехала на дальнюю дочкину дачу. Я хочу тебе всё изложить как на духу. Я в жизни всегда был откровенен – и ко всему прочему справедлив! Я мог начальнику при подчиненных высказать наше к нему неодобрительное отношение за его несправедливые и хамские нападки на кого-либо из нас. Меня за это вся Москва знала и уважала, за исключением олухов царя небесного! По отношению к начальству я вел себя всегда независимо. Не боялся, что выгонят, ибо знал, что при моих связях в Москве и способностях работа всегда найдётся. Но выпить я любил!. Одно лето (1958) обучал, да ещё как, замминистра речфлота высшей математике. Я с ним тогда учился в заочном вузе, на вечернем отделении, и работал в подведомственном ему Гипроречтрансе заместителем главного бухгалтера. Обо мне мой шеф Иван Васильевич, замечательной души человек, старого покроя, интеллигент высшей марки, укромно так по телефону оппоненту своему говорил: “Он далеко пойдёт!” Но никуда далеко я не пошёл – через год я ушёл оттуда в другой институт главным бухгалтером. Научный коллектив меня сразу признал, но твоя сестра Нина написала под диктовку своих “обожателей” –на меня “телегу”, что вот он украл из института румынский гардероб. Она на меня писала с подачи своих подруг уже не первое письмо (в 58-м это было) - меня тогда хотели исключить из партии. Кого? Самого доброго на земле человека! Я может быть кичусь своей нескромностью, но я знаю себя. Каких только исключительно добрых поступков не делал в жизни и как ко мне сочувственно относились по-настоящему люди из моего окружения. И как на грех вторая “телега” в институт, куда я только поступил и где меня, бухгалтера, поумнее, может быть, любого какого научного сотрудника, с почтением стали воспринимать, потому что на перекурах люди узнают – кто есть кто! С надменными и высокомерными типчиками я сразу сумел договориться: “Не хорохортесь, господа хорошие, вы от зубрежки, а я от ижицы шёл стезёй, по которой вам плыть да плыть. . . Ну и на собраниях я подпускал кое кому, да по научному, – им стало ясно, кто есть кто. Ну, хорошо, две телеги на меня. . . Я утром приходил раньше всех. Тут же приходил и Дунаев – парторг. Говорит мне в коридоре, идя со мною рядом, ”Зайди в кабинет директора в 9” Не спросил, по какому такому делу, но почувствовал: недавно у брата Бориса была драка, у него были в гостях. Лиза всё свалила на меня, как на старшего брата, и из-за зависти писнула на меня, на партайгеносе – на кого же ещё? – Совесть и честь нашей эпохи. Расхлебывайся, Михаил, – ты должен быть за всё в ответе!

Сидят, директор и парторг. Но, думаю, попал кур в ощуп. Только что пришёл в институт, принят был хорошо, и вот такое дело. Две бумажки перед директором – кого мы взяли? Голодранца какого-то? Драчуна? Гонялся за той стер вой, что два оборта устроила без его ведома. Жена не заплатила за последний аборт 100 рублей, а виноват тот, кто об этой их дьявольской сделке знать ничего не знает. . . Михал Александрч, что-то на вас не похоже, но вот они заявления, одно от вашей жены. В чём дело? Директор подаёт эти две кляузы и как-то не со злостью. Это меня ободрило. Да я и не испугался – чего ради бояться? Если у человека есть совесть – ему даже перед расстрелом не страшно! Потому что справедливость восторжествует! Сижу. Лица моих грозных начальников не озлобились, не возмутились. . Ведь обычно при таких “уликах” не сдобровать бедняге. Хлебом не корми скорых на расправу начальников. – Мы видим, тут роль была вашего высокого нравственного подхода, но всё же? - У меня из глаз закапали слёзы. Вот, думаю, как обернулось дело! Меня в чистую оправдали, что называется, даже не пожурили. Да, ведь, жене что тут за дело? По старой привычке по харе б ей за этакое дело? Нашла кого защищать! Самую что ни на есть похабную бабу – скандалистку, вспомнил, Нехорошеву Клаву! Она и на людей-то смотрит как на вражин каких. У кого Нина пошла на поводу? Кому хотелось невтерпёж внести разлад в наши семейные отношения и по щекотать нервишки от удовольствия при виде чужой беды. Сколько раз говорил ей потом, что жене писать на мужа никак негоже. Для этого есть язык. Говори, если что не так. Но она и двух слов-то связать не может. Говорить с ней невозможно, одни грубые выпады. . . Огрызается, только и всего. Почему она так сделала, подло сделала, так и не могла объяснить. Дурью мучилась! Совести нет! Хоть бы призналась. Упрямства в ней хоть отбавляй. Только она во всём права!

Да, директор и парторг, чего-то смекнули: “Михал Александрч, вот эти бумаги мы в корзину. . . но смотри, мол, тебе жить. На партсобрание мы решили этот мусор не выносить” Валь, другой бы как? Не то что харю, он бы со злости бы мог и другое что-то сделать. Дура! Ни единого слова не сказал я ей, ни Лизе, братовой жене. . . Они что, не могли со мной поговорить – писать навострились. . . на коммуниста, на отца троих детей, на их кормильца. . . Валя, только тебе я поведал, ни разу не упрекнул ту же твою сестру, но в уме-то каково было?! Зло, но не совсем уж зло, а так себе – было да уплыло. . .

У меня душа всегда играла красотой, а не поганой к кому-то завистью.

Валь, Борис тогда тоже из-за зависти начал пулять в меня камнями, дядя Серёжа поддал ему за это (меня он полюбил больше всех из родни). Я об этом говорю, как о самом факте. Я знал всю историю нашей семьи от самого пожара в 32-м году. Твой отец, Валя, знал моего прадеда, и поэтому выдал свою дочь за меня! Был я тогда простым солдатом, без семьи, без родителей, находился в отпуске. В Ржаксе жил тогда наш деревенский, бывший молотобоец отцов. Я ему на фронт писал, а теперь он мне писал, армейскому служаке (9, 5 лет прослужил с 43-го). Детей у него своих не было и меня он как-то выделял из всех. И он, работая в промкомбинате часовым мастером, где и Нина, решил во чтобы то ни стало поженить нас. Всем моим прежним девицам давал нелестные характеристики. Он был самородок в смысле фольклора, горазд на всякие выдумки-байки. А моя Крёстная жила тогда в деревне. Нина её возлюбила и тоже звала всю жизнь Крёстной. Это всё были люди, которых сей час днём с огнём не найдёшь. Кстати, и мать мою Нина любила, но какой-то странной любовью. Пока жили в бараке, она с ней и в баню ходила. После барака они ниразу не виделись. Но о матери у неё воспоминания хорошие. Отец к нам приходил всегда, братья. Гостевых встреч Нина ниразу не устраивала и сама нигде не бывала. За исключением, мо жет быть, Василия. К нему мы в гости ездили. С приездом новобрачных родители организовали свадебное застолье. Были Василий (кажется, без Шуры) и Клава. Я её тогда в первый раз увидел. Шепчу матери на ушко: какая, мол, Клава красавица. А мать мне: твоя Нина лучше! Из этого следует, что Нину недаром прочил мне мой деревенский визави.

До армии два с половиной года работал я счетоводом колхоза, и послевоенные хозяева стали проверять, что же мы творили во время войны - “несмышлёный” счетовод да хитрый кладовщик! Степан, с фронта пришёл раненый. Такую развили бурную деятельность(в основном против Степана) Меня-то нет, в армии, а он-то в деревне, и кладовые от его дома через огород. Перед Степаном кладовщика в мою бытность в начале войны посадили. Меня даже и в суд не пригласили (выездной суд был, но почему-то не в нашей деревне, а в соседней, где дед мой жил). Я лишь оформил в суд документы на недостачу. Да и недостача-то была такая мизерная, что можно было списать на естественную убыль. Но он, кладовщик тот, отказался везти зерно на элеватор в Ржаксу. Инвалид, мол, и в такой мороз не поеду – это он уполномоченному из района. Нашла коса на камень. Уполномоченный приказал мне тут же в правлении колхоза сделать инвентаризацию. Знал бы я что эта небольшая недостача послужит судебной расправой над человеком, я бы свёл бы концы с концами. Его посадили и вскоре в тюрьме он умер. Правда, гонору в нём было! Баб крыл матом, ста – вил себя выше председателя. Хам из хамов. И всё же посадили его неправильно. Недостача в пределах норм естественной убыли - это никакая не недостача. В отношении меня? Покопались бы они лучше в своих душёнках. . . Думали, что мы колхоз разворовали. А он как раз тогда был передовой. Потому что мы с ним, это я говорю о кладовщике, что пришёл с фронта, о чём-то думали. Председатель был тёмный престарелый человек. Он как-то был в тени. Совершенно неграмотный Прохор Сафронч. Да, руководил я колхозом, меня вся деревня избрала, как только началась война, не кого-нибудь – Мишку Саняткино го, потому что знали кого выбирать из всех, кто был тогда. И вот кончилась война, пришёл один инвалид, с которым я учился, он на два года старше был, копать под меня начал пёс. Завистливый был и жадный. Ему бы поднять книгу пайщиков, где наша кузница стоила больше, чем все другие паи. Он голодранец это нажил? нет! Он думал, это достаётся так себе – задарма! Твой отец, Валя, как никто это всё понимал, и он знал, за кого дочь свою отдавал. Наш один мех тогда стоил ого-го, а кузница была, что твоему отцу не приснилась бы – потому, что это от дворянского наследства. Я сначала прочитал “Очерки Тамбовского края”, стал похаживать в Библиотеку имени Ленина, как её тогда называли, и прочитал про своего прадеда –
  1   2



Похожие:

«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconДокументы
1. /13. Раздел 2 выступление академиков, стр.101-147.docx
2. /14.Раздел...

«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconДокументы
1. /Письма Кэтрин Вильмот 1805-1807.djvu
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconДокументы
1. /Письма Марты Вильмот 1806-1808.djvu
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconДокументы
1. /Письма Марты Вильмот 1803-1805 гг..djvu
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconСергей Борзов. Рая. Письма
Здравствуйте, дорогие ржаксинцы, но и зароще-осино-зимбулатовские корни сохранившие, Серёжа и Рая!
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconЯ занимаюсь поиском работы, моей общественной деятельностью. Обо мне достаточно подробно написано в моих письмах, читайте внимательнее мои письма. Я не могу слишком часто приходить на Астраханскую

«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) icon3-а класс (1-я группа)
Рабочая тетрадь: стр. 21 упр. 2(написать слова по чтению выделенных букв), стр. 21 упр. 3 (читать текст, ответить на вопросы), стр....
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconРабочая программа по физической культуре для 10-11 классов составлена: в соответствии
В. И. Лях, кандидат педагогических наук А. А. Зданевич. М.: «Просвещение», 2012 г., с учётом инструктивно-методического письма «О...
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconРабочая программа по физической культуре для 5-9 классов составлена в соответствии
В. И. Лях, кандидат педагогических наук А. А. Зданевич. М.: «Просвещение», 2012 г., с учётом инструктивно-методического письма «О...
«Письма» стр. Письма вале калитвянской (Медведевой) iconРабочая программа по географии для 6 класса на 2014-2015 учебный год
География. 6-11 классы/ сост. Е. В. Овсянникова. – 3-е изд., стереотип. – М.: Дрофа, 2010г и с учетом инструктивно-методического...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации