По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может icon

По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может




НазваниеПо-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может
Дата конвертации23.04.2015
Размер225.8 Kb.
ТипДокументы
источник

Демократия

Внутренняя политика возможна всего двух типов: в интересах народа либо в интересах господствующего класса (Строгое определение понятия «классов» можно найти в «Научном обществоведении» на сайте «Theorhistory.narod.ru). По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может.

Проблема России последних двух с половиной веков в том, что верховная власть проводит свою политику, опираясь исключительно на господствующий класс, и соответственно в его интересах. Так было при самодержавии, так было при коммунистах, так же и сейчас.

Господствующий привилегированный класс при коммунистах и сегодня это чиновники. Идеология и прочие официальные декорации это все внешний, иногда раздутый, но все же вторичный антураж. Отмена коммунистической идеологии и разрешение частной собственности в ходе «демократических реформ» классовый состав российского общества изменили несущественно. Внутренняя политика, поменявшись по форме, осталась прежней по содержанию, в интересах господствующего класса.

Политика Путина в этом отношении не исключение. Решая задачу сохранения собственной власти, он опирается на господствующий привилегированный класс государственных чиновников. Основа его внутренней политики это неявный сговор с представителями этого класса. С помощью президента чиновничья партия «Единая Россия» («ЕР»), лидером которой он является, имеет большинство в законодательной власти и, соответственно, поддерживает Путина на посту президента. Так достигается монополия во власти.

В этой связи характерно недавнее заявление Путина (при обсуждении Интернетовских технологий), что «своя монополия это хорошо». Ему действительно здорово. Он исполнительную власть контролирует уже более трех президентских сроков (при законодательном ограничении двумя сроками). Здорово и господствующему классу чиновников, который создает законодательство в собственных интересах, обеспечивая себе узаконенные и «действующие по умолчанию» привилегии, в частности право на коррупционные доходы.

Путин, в свою очередь, эту политику чиновников, сидящих в законодательном собрании, поддерживает. Настоящая борьба с коррупцией в России подменена пустыми разговорами на эту тему. В частности позиция президента по данному вопросу, неоднократно им озвученная, состоит в том, что «должны работать законы, каждый должен заниматься своим делом, должна работать система» и т.д.

Слова вроде бы и правильные, но все это элементарное лукавство. Он отлично понимает, что чиновники, имеющие подавляющее большинство в Думе, если их ничто не вынуждает действовать по-иному, голосуют в своих интересах, и систему организуют так, чтобы раздуть власть своего класса, обеспечить ему максимум привилегий, включая и незаконные. Интересы же членов этой партии понятны. Не случайно многие депутаты Госдумы, которые сами далеко не «агнцы божьи», «ЕР» называют партией воров и жуликов.

А чрезмерно раздутая власть чиновников и коррупция приводят к тому, что российский бизнес несет дополнительную нагрузку в виде административных препонов и вымогательства. Себестоимость товаров возрастает, и они становятся неконкурентоспособны. В результате российский бизнес повсеместно проигрывает конкурентную борьбу иностранцам, и инвестиции в Россию не идут. Малый бизнес, особенно производство, просто не выживает. Регулирующие свойства рынка пропадают.

Поскольку рынок, обремененный нагрузкой в виде повышенной власти чиновников, оказывается не в состоянии выправить ситуацию в экономике, создание и развитие новых технологий вынуждено взять на себя государство. В результате имеем в экономике рецидив «советского социализма».

Пусть даже в некоторых областях военной техники, что-то, пользующееся спросом на рынке, Россия производит, но в целом ничего хорошего из этого получиться не может. Советский опыт наглядно показал, что госчиновник не может руководить производством так же эффективно, как и хозяин. У него для этого нет ни настоящих стимулов, поскольку интересы чиновника существенно отличаются от интересов хозяина бизнеса, ни достаточных полномочий.

Основная задача чиновника – «распилить» бюджет и наполнить свой карман и карманы своих подручных. А создание и развитие нового это уже по остаточному принципу, что получится. Так обязан себя вести даже очень приличный в человеческом плане чиновник, поскольку он часть системы, и играть против нее не может. В данном же случае на руководство развитием новейших технологий, в частности «нанотехнологий», поставлен А. Чубайс, замечательный символ мошенничества на государственном уровне, организатор жульнической приватизации, в результате которой было обмануто практически все население России. Комментарии, как говорится, излишни. Классовый антинародный характер внутренней политики президента Путина налицо.

Таким образом, основные проблемы нынешней России начинаются с монополии класса чиновников в законодательной власти (исполнительная власть у них по определению) и происходящей отсюда коррупции. А организует это наш президент, лидер партии «ЕР». Делает он это, конечно, не специально. Но это уже неизбежное следствие того, как он удерживает исполнительную власть, опираясь на господствующий класс.

К слову сказать, нынешняя ситуация на Украине во многом также спровоцирована излишней терпимостью российской власти к коррупции, в частности поддержкой коррупционера Януковича. В результате народных выступлений против олигархов и злоупотреблений чиновников, поскольку достойной альтернативы на Украине, страдающей теми же постсоветскими социальными недугами, что и Россия, не нашлось, власть захватили антироссийские силы, американские марионетки и нацисты. США и НАТО, используя Украину в качестве националистического антироссийского тарана, развязали информационную войну против России, а на территории Украины начали полномасштабную войну с геноцидом русского населения.

Сегодня передовой отряд патриотов России, принявший на себя основной удар антироссийских сил, находится не только под дезинформационной атакой украинских и западных СМИ (подобно всей России), но и на грани физического уничтожения. А президент Путин оказался перед очень непростым выбором. Можно продолжать ждать пока Киевский режим сам рухнет, но при этом позволить нацистам, использующим тактику выжженной земли, физически уничтожить сотни тысяч российских патриотов. А можно ввести на Украину миротворческий контингент, который остановит насилие и геноцид, а также разоружит экстремистов.

При этом если США поставили задачу, во что бы то ни стало втянуть Россию в войну, а судя по некоторым заявлениям киевских официальных лиц (к примеру, нового министра обороны, обещавшего парад в Крыму), это похоже на правду, то никакая «выдержка» Путина не спасет. После разгрома самообороны Новороссии, проведенная в удобный для Киева момент провокационная вылазка в Крым, на которую Россия уже не сможет не ответить, будет представлена в западных СМИ, как агрессия России (на территории Украины). Соответственно допустить разгром и ликвидацию (или отступление на территорию России) ополченцев нельзя никак. Это приведет к существенно `большим потерям, чем военная помощь им.

«Американские и натовские партнеры Путина», как он их сам называет, заставляют его делать непростой выбор теперь уже во внешней политике, осуществлять ее в интересах господствующего класса или народа. Чтобы понять классовый характер этого выбора, надо почувствовать разницу в приоритетах. Естественно, никто не желает для своего государства оказаться втянутым в войну. Это вынужденная тяжелая мера. Однако подходы чиновника и рядового обывателя здесь качественно различаются. Для чиновника сама государственная машина, в которой он занимает определенное место и «кормится», является основной ценностью, на простой народ ему по большому счету «наплевать». Он в большинстве случаев будет против дополнительных нагрузок на государство.

Для рядового же обывателя, главный приоритет это такие же, как он простые люди, а государство это, в первую очередь, инструмент их защиты. И неважно, что речь идет в данном случае о тех, кто формально не является российскими гражданами. Это такие же русские, уже однажды, четверть века назад, преданные коммунистическими партийными функционерами (Ельцин, Кучма и т.д.), развалившими СССР вопреки воле народа.

Соответственно государство и президент, не желающие защитить простых людей от киевских убийц, народу не нужны. И та массовая поддержка, которую получил Путин в результате своей патриотичной внешней политики (в связи с украинским кризисом), вмиг улетучится, если при его попустительстве будут физически уничтожены российские патриоты юго-востока Украины. Тем более, что само движение во многом спровоцировано его политическими шагами (обещание защищать русских, решение о возможности использовать вооруженные силы на Украине, присоединение Крыма по результатам общенародного референдума). Да и политика невмешательства отнюдь не убавит проблем России после ликвидации Новороссии, поскольку ее противники на первой победе не остановятся, а наоборот усилят натиск уже на саму Россию.

Но вернемся к внутренним российским вопросам и чуть подробнее рассмотрим ситуацию в законодательной власти с нескольких сторон. Депутат Думы это весьма доходный государственный «чин», хоть и выборный. По российским меркам очень высокая зарплата, взаимовыгодные связи с прочими государственными структурами, в чем-то зависящими от законодательной ветви власти, множество привилегий и огромные возможности для получения иных доходов, к примеру, лоббируя чьи-то интересы. А высокая доходность депутатства определяют цену, которую готовы за него платить потенциальные покупатели в виде затрат на избирательную кампанию. При этом тот, кто идет туда, чтобы зарабатывать криминальными (или близкими к ним) методами, будет получать еще больший доход, а соответственно готов платить еще больше за место, которое к тому же дает неприкосновенность.

Поэтому избираться стоит дорого, и люди, думающие о стране, ее интересах, не в состоянии потратить на избирательную кампанию столько же, сколько готовы тратить на это борцы за личные доходы. В результате в законодательном собрании страны господствует иной менталитет, иные задачи, иные цели. Дума, как и большинство прочих государственных служб в условиях захлестывающей все коррупции, превратилась в коммерческую структуру. О стране думают, в лучшем случае, по остаточному принципу, когда это никак не может помешать личным корыстным интересам. Патриотизм основной массы депутатов показной и заканчивается на внешнеполитических вопросах, которые собственных интересов в большинстве случаев напрямую уже не касаются.

А теперь подойдем к той же теме несколько с другой стороны. Российская система организации власти и выборов во многом срисована со стран Западной демократии. Однако человеческое общество это весьма сложный механизм. Достаточно изменить какую-нибудь «мелочь», кажущуюся многим малозначительной, и система уже будет работать по-иному. Чтобы понимать эти тонкости, нужна хорошая аналитика в области общественных отношений, а она по понятным причинам отсутствует. Господствующий класс и верховная власть (пока она антинародная) заинтересованы в том, чтобы ее не было.

Отличие западных систем устройства демократии в том, что там приняты специальные меры антимонопольного характера. А в России наоборот, все сделано для установления монополии во власти. Некоторые антимонопольные элементы даже и срисованы с Запада, вроде ограничения срока пребывания на посту президента, да только у нас законы пишутся не для того, чтобы по ним жить, а чтобы их обходить. В результате президент Путин контролирует исполнительную власть уже гораздо дольше того, что оговорено законом, практически узаконена система «официально назначаемых приемников» (и это на выборную должность!) отсутствует реальная оппозиция, способная победить на выборах и т.д. А без всех этих «малосущественных» элементов возникает монополия на власть.

К примеру, полноценная оппозиция, которая реально может победить на выборах, это не роскошь. Это часть механизма, заставляющего действующую власть думать об интересах избирателей, выполнять свои предвыборные обещания, вести дела честно, прилично и уважительно к избирателям (на уровне любого представителя власти, любого чиновника), не нарушая законы, ни в коем случае не злоупотреблять своим положением.

Рассмотрим, к примеру, США с ее двухпартийной системой. В коммунистические времена нас учили, что таким образом буржуазия перекладывает власть из одной руки в другую, а по существу ничего не меняется. С точки зрения коммунистической идеологии, может быть, ничего не меняется, но за власть эти две партии между собой борются всерьез и на равных, и потому каждая из них всесторонне старается учитывать интересы избирателей. Малейший нюанс в этой сфере, понимаемый одной партией и недооцененный другой, может в условиях их паритета решить судьбу выборов.

Демократия это не случайный набор «демократических процедур» ради того, чтобы потом декларировать, что в стране демократия, а реальная чувствительность власти к интересам избирателей и ее вынужденное желание их максимально удовлетворять. В США в данном случае демократия обеспечивается комплексом условий. Во-первых, это честные демократические выборы без мошенничеств и нарушений со стороны действующей власти. Во-вторых, оппозиция фактически равная действующей власти по организационной силе и поддержке населения. В-третьих, интерес населения к экономической теме и максимальная свобода слова в этой области. Поголовный интерес населения к курсам валют, акций, состоянию экономики естественен, поскольку он напрямую касается доходов и условий жизни каждого. А свобода слова и либеральная аналитика по вопросам, которые всем важны, и их никак не утаить, естественное к этому дополнение, поскольку в нем опять же заинтересованы все, и население, и оппозиция, и действующая власть.

В результате же работы этого комплекса система автоматически по всем вопросам, которые интересуют простых людей, настраивается на максимум их выгоды. А интересует людей все, что напрямую их касается и имеет для них ценность. К примеру, система автоматически ищет оптимум (именно в вопросе максимальной выгоды для большинства населения, а не привилегированного сословия) между правами человека и системой наказания за преступления, в частности по вопросам коррупции и прочих злоупотреблений власти. А в итоге общество получается экономически благополучным и предельно богатым. Демократия с ее чувствительностью к интересам избирателей это инструмент поиска максимума богатства всего общества, как функции множества социальных условий, влияющих на это богатство.

Между прочим, именно так в идеале должна быть организована и система налогообложения. Каждый налог должен быть целевым. А его величина, законодательство по данному вопросу (ограничения и запреты для населения) и полномочия, делегируемые исполнительной службе, подбираются, чтобы обеспечивать максимальное богатство общества (математически это поиск экстремума функции многих переменных). При этом, поскольку почти всегда есть элементы, которые сложно оценить в денежном выражении, это каждый избиратель, исходя из собственных интересов, определяет сам интуитивно и голосует на выборах за партию, программа которой лучше соответствует его шкале ценностей.

А теперь вновь вернемся к России. В стране действуют демократические институты. Выборы организуются относительно честно, демократически. Однако на этом «волеизъявлении» народа демократия заканчивается. Выбрав себе власти (президента и депутатов), народ становится заложником своего выбора, реально не имея возможности на что-то влиять, или хотя бы просто заставить своих избранников выполнять данные ими обещания. Демократия действует очень недолго, лишь во время избирательной кампании. В России система организована, чтобы максимально способствовать монополии во власти.

Что в этом плохого? – Власть становится не чувствительна к интересам народа. Другими словами отсутствует самое главное, ради чего вообще организована вся суета с выборами.

Таким образом, монополия во власти уже сама по себе страшное зло. Она убивает сущность демократии. А у нас к тому же еще монополия на власть у класса чиновников, самого неконструктивного из всех классов, больше склонного к паразитизму, чем созиданию.

Основная проблема для нашей экономики это уровень дополнительной нагрузки на бизнес, в первую очередь производство. Если бы законодательство отстраивалось в интересах класса предпринимателей, то они все сделали бы для того, чтобы освободиться от этого бремени (быть может, даже избыточно, за счет максимального сокращения социальных программ). В результате наше производство стало бы конкурентоспособным. А с учетом дотации в экономику от продажи российских национальных природных богатств, наш бизнес вообще стал бы самым динамично развивающимся. Инвестиции полились бы в Россию потоком.

Законодательство, отстроенное в интересах трудящихся, тоже будет нацелено на то, чтобы сделать российский бизнес конкурентоспособным, процветающим. Это рабочие места, рост зарплаты, наполнение бюджета, и как следствие усиление социальных программ, облегчение возможностей по созданию своего малого бизнеса.

И только класс чиновников, если ему предоставить выбор между его властью на местах и свободой бизнеса от его опеки проголосует за свою власть. А в уголовном праве, естественно, опять же исходя из самых лучших побуждений: защиты прав человека и демократических свобод, все будет сделано, чтобы поймать и изобличить вымогателя, взяточника было как можно сложнее.

Именно это мы сегодня и имеем. За свободы и права коррумпированного чиновника расплачивается все общество, весь народ. Наш бизнес оказывается неконкурентоспособен, и все общество одним из самых бедных. Спасает Россию в данном случае только нефтяная и газовая трубы. Кроме этого повсеместный подавляющий во всех сферах жизни, завязанных на государственные службы, разгул бюрократии и чиновничьего хамства. А на Украине, страдающей теми же недугами, но не имеющей такой же дотации, все еще хуже. В частности полный провал в экономике.

Можно ли выправить ситуацию? – Да возможно. Нам нужна настоящая демократия. Народовластие (реальная чувствительность власти к интересам народа) это не политический лозунг, не популистская цель, а мощнейший социальный инструмент, позволяющий быстро вылечить государство от всех социальных недугов, в частности рассмотренных выше (коррупции, неконкурентоспособности бизнеса, ущербности рынка), которые и составляют сегодня основные проблемы России.

Естественно, речь не идет о том, что «народ мудр», и сам после установления народовластия разберется, как решать свои проблемы. Это популистские лозунги для политиканов.

Люди, из которых и состоит народ, в большинстве своем отлично умеют делать только одно – в тех условиях, в которые они поставлены, выбирать для себя (с учетом своих возможностей и навыков) наиболее выгодные варианты. Каждому надо жить и работать в нормальных условиях, зарабатывать по возможности больше, содержать семью, растить детей. Это основные приоритеты для подавляющего большинства. Остальное как патриотизм, честь, совесть, нравственность, гуманизм и т.д. уже по остаточному принципу. Если они выгодны, человек может их «исповедовать» (по крайней мере, признавать и требовать от других), станут помехой при решении более приоритетных задач, большинство относительно легко через них переступит. Общеизвестная формула «бытие определяет сознание», именно про это.

Выгодно чиновнику (с учетом риска) вымогать взятки и воровать из бюджета, он будет это делать. Если простой человек поставлен в такие условия, что ему выгоднее обманывать власть, чем сотрудничать с ней, если достигать своих целей проще с помощью дачи взяток, он тоже будет это делать. Никакими проповедями этого не изменить. Все определяется условиями, в которые человек поставлен. Соответственно любые реформы проводятся только сверху. Власть должна задавать народу правила игры.

И революция абсолютно неконструктивна, а носит чисто разрушительный характер. Она может смести прежнюю власть, но сама ничего создать не может. Создавать будут уже те, кто власть захватит, и что-то построит (опять же сверху).

Итак, реформы возможны и необходимы, но они могут осуществляться только сверху. Для этого у того, кто наверху, должна быть к этому мотивация, к примеру, патриотизм. Как вариант, это еще может быть честолюбие. Реформы, благотворные для страны, сделают того, кто их осуществил, национальным героем (на века).

А еще необходима воля, поскольку играть придется против господствующего класса, против его привилегий. Попытки осуществлять реформы, устраняющие или хотя бы уменьшающие привилегии господствующего класса, опираясь на сам этот класс достаточно бесперспективны. В этой связи можно вспомнить Александра II, царя – освободителя, отменившего крепостное право.

На самом деле он провел множество реформ. Все они были необходимы для страны. И при этом все они буксовали и продвигались крайне сложно и коряво, поскольку в своей деятельности он продолжал опираться на господствующий класс (чиновников и помещиков). В частности отмена крепостного права (1861 г.) в итоге прошла так, что количество выступлений крестьян (после отмены крепостного права) многократно возросло. Фактически именно эта реформа (точнее то, как она была проведена) создала условия для революций 1905 и 1917 годов.

К примеру, крестьяне не были освобождены, а выкупали себя, и выкупные платежи (своего рода налог) продолжались до 1905 года (до революции). При этом рядом с крестьянским хозяйством, продолжало существовать конкурирующее помещичье хозяйство, с совершенно иным налогообложением. А монополизированная власть (самодержавие это не что иное, как крайняя форма монополии на власть) продолжала оставаться нечувствительной к интересам народа. В результате революции.

Между прочим, настоящая демократия, власть чувствительная к интересам народа, автоматически исключает такое социальное зло, как революция. Поэтому в частности коммунистические претензии на мировую революцию были совершенно бесперспективны, поскольку системы многих стран Запада уже тогда были близки к оптимуму с этой точки зрения. По итогам первой Мировой войны революции прошли только в монархических государствах, которые по своей организационной сути не чувствительны к интересам народа.

Но вернемся в современность. Выросшая в связи с последними событиями популярность Путина имеет важное следствие. Прежняя необходимость для него опираться на господствующий класс, чтобы контролировать власть, исчезла. Он сегодня может делать это, опираясь на весь народ, а, следовательно, и внутреннюю политику начать проводить в интересах народа, а не привилегированного класса.

Достаточно ли у него для этого патриотизма и воли, это уже отдельный вопрос. У Александра II и того, и другого было с избытком. Хорошей аналитики (социальной теории) не было. Сейчас же я все это даю, не одно десятилетие пытаюсь «достучаться» до российской власти. Пока она меня не желает слышать. Но будем надеяться, что ситуация все же изменится в лучшую сторону в связи с выросшей популярностью Путина.

Для того, чтобы Россия процветала, необходимо установление народовластия. Законодательная власть должна начать работать, корректировать законодательство, в интересах подавляющего большинства, а не привилегированного сословия.

Для этого, прежде всего, надо устранить монополию в законодательной власти. Вредна любая монополия, отдельных лиц, социальных групп и слоев, политических классов и т.д. Поэтому, во-первых, необходимы антимонопольные меры вроде ограничения времени депутатства двумя сроками.

Во-вторых, надо сделать, чтобы само депутатство не было столь выгодно, и к нему не стремились в корыстных целях. Для этого надо начать всерьез «экономить» на депутатах. Уменьшить зарплату, к примеру, до уровня среднего дохода по стране (это перегиб, но для начала полезный, и вообще в идеале зарплату депутат должен получать от своих избирателей, а не государства), отменить все привилегии, серьезно ограничить возможность получения каких-то иных доходов, в частности запретить лоббирование чьих-то интересов (кроме большинства своих избирателей).

В-третьих, создать (и всячески поддержать с государственного уровня, а не душить) реальную оппозицию, которая будет способна побеждать на выборах. Как вариант это может быть и другая чиновничья партия (к примеру, «Справедливая Россия») или партия олигархов (к примеру, Прохорова), но лучший вариант, если мы не желаем затянуть реформы на многие десятилетия (пока «помрет или шах, или ишак», и реформы закончатся), чтобы это была партия, действующая в интересах народа. Т.е. с учетом ее задач это должна быть партия социал-демократическая.

Сегодня близкую политическую нишу занимают коммунисты. Однако предыдущая история, официальная пропаганда и их идеология сделали из них пугало, которое большинство народа не поддержит ни при каких условиях. Поэтому оппозиция, способная громко сотрясать воздух, по существу декорация, у нас как бы и есть, но победить на выборах она не может, что способствует сохранению монополии на власть нынешних правителей.

На данном этапе выгоден и «некоторый перегиб», от которого позже, когда система будет устойчиво работать, можно и отказаться. Чиновников надо несколько дискриминировать по сравнению с остальными сословиями, с точки зрения присутствия их в законодательной власти. Для этого депутатство чиновников и членов их семей, мужей, жен и детей, надо ограничить одним сроком (за жизнь).

Весь этот набор мер хорош, и будет продуктивен. Однако далеко не сразу. Нужны более сильнодействующие средства. А цель одна – сделать власть чувствительной к интересам избирателей.

И такое средство есть. Оно одно сохраняло реальную демократию (от монополии) в течение столетий на заре цивилизации (пока действовали Земские соборы), когда еще не было социальных теорий, и сознание людей было не очень развитым. Это возможность меньшинству в любое время ставить вопрос о переизбрании народных представителей, его не устраивающих. Так, к примеру, было в демократических городах государствах (вроде Новгорода), где вопрос о смене власти мог возникнуть стихийно фактически на любом общем собрании народа, вече. Переизберут их или оставят прежних народных избранников (настоятелей), это уже отдельный вопрос. Главное, что в любой момент несколько недовольных могли поднять вопрос, и общество его рассматривало, голосовало (криком).

В переводе на современные условия, когда, как сказано выше, реальная демократия действует только короткое время избирательной кампании, надо эти условия действующей демократии создавать чаще, по мере малейшей необходимости, при любых сомнительных действиях власти. Это и есть безотказное средство от монополии на власть и повышения чувствительности власти к интересам народа. Практически это должно состоять в том, что в законодательстве должна быть несложная, легко реально осуществимая процедура, когда меньшинство (скажем, 1%, не больше) может назначать новые выборы (высказывать недоверие действующей власти). И это должно касаться всех ветвей власти (президента, депутата, судьи).

Естественно, это приведет к дополнительным расходам. Но так уж устроена природа. Борьба с любыми проблемами требует затрат. Главное, чтобы они потом окупились. А это тот случай, когда проблемы состоят в отсталости и бедности России, да еще случающихся революциях с их негативом. На решение таких проблем никаких средств не жалко. Так что эти затраты по сравнению с теми потерями, которые страна уже несет в течение столетий, ничтожны, и они окупятся в кратчайшие сроки. При этом очевидно, что наличие легкой процедуры назначения новых выборов меньшинством полностью снимает вопрос революций, бунтов и вообще всех смут такого сорта.

Власть в государстве должна быть организована приблизительно следующим образом.

Первая ступень это народные представители, депутаты. Каждый из них должен наладить тесную оперативную связь со своими избирателями в Интернете на своем сайте. Если у любого избирателя по жизни возникает проблема социального плана, которые надо регулировать на государственном или общественном уровне, к примеру, злоупотребления чиновников, невозможность пробиться через какие-то чиновничьи барьеры, силы мешающие работе его бизнеса и т.д., он должен поставить этот вопрос в своем обращении к депутату. Тот должен реагировать сам лично (воздействовать на чиновников) или, если проблема государственного уровня, переносить вопрос в законодательное собрание. Там обсуждать с коллегами и вносить изменения в законодательство, требовать от исполнительной власти выполнения народных требований.

Если по каким-то вопросам мнения людей расходятся, имеет место столкновение интересов, то опять же на своем сайте депутат должен доложить избирателям о проблеме и разных мнениях, подробности того кто и как голосовал, провести обсуждение, понять мнение большинства своих избирателей, что существенно при равном избирательном праве. И голосовать в законодательном собрании он должен в соответствии с позицией (интересами) этого большинства. Если что-то в этой связи он будет делать неправильно или недобросовестно, то очень легко должно возникать решение его избирателей о новых (досрочных) выборах. И там уже весь контингент избирателей будет решать, устраивает ли их этот депутат или нужен новый.

Такая система (наличие комплекса обратных связей, включая перевыборы, а в идеале и зарплату депутата) очень быстро обеспечит, что в законодательной власти будут заседать представители народа, защищающие исключительно интересы его большинства. Любая недобросовестность, о которой станет известно, и существенная для избирателей, будет приводить к смене их избранника. И уже одно наличие такой возможности очень сильно выправит ситуацию. Идти в депутаты за личной выгодой и тратить огромные средства на избирательные кампании станет бессмысленно. Депутаты будут вынуждены реально защищать интересы своих избирателей. И здесь нужны не профессионалы (к вопросу о монополизме), а простые люди (кухарки, рабочие, интеллигенты, предприниматели, и даже чиновники) понимающие интересы своих избирателей и голосующие в Думе исключительно для их выгоды.

А теперь при наличии такого (действующего в интересах народа) законодательного органа рассмотрим работу следующей ступени, исполнительной власти. Здесь должны работать уже профессионалы, специалисты в своих областях. Законодательная власть (представитель народа) нанимает их на работу.

Наниматель, естественно, ставит исполнителю задачу. И первая основная – выправить ситуацию, если мы в чем-то уступаем другим государствам. Исполнитель, обсуждая с законодателями проблему, объясняет свое ее видение, в частности причины неблагополучия, а так же формулирует, что, по его мнению, надо изменить в законодательстве, какие дать дополнительные полномочия, какие устранить законодательные препятствия, быть может, увеличить бюджет в этой сфере и т.д.

Законодатели всесторонне обсуждают эти предложения, в частности, оценивают, к каким дополнительным изменениям (позитивным или негативным) в обществе это приведет, и голосуют (как вариант, обсудив предварительно проблему со своими избирателями). А в результате ситуация либо начинает выправляться, либо законодатели ищут новых исполнителей (смена правительства), либо в обществе продолжаются дальнейшие обсуждения, и законодатели дополнительно меняют законы в соответствии с мнением общества. В любом случае общество шаг за шагом будет двигаться в сторону своей выгоды.

Там где предложения во всех отношениях позитивны, решения, как правило, будут приниматься легко. Основная проблема, где надо будет искать компромисс между множеством противоречивых условий, где надо жертвовать чем-то в угоду более приоритетного. Вот здесь и существенно, в чьих интересах работают народные избранники. Если действует чья-то монополия на власть, то голосование будет в интересах этого слоя. Если законодатели вынуждены действовать в интересах большинства избирателей, то система будет стремиться к максимуму выгоды для всего общества.

Для примера можно вернуться к уже рассмотренному выше вопросу соотношения борьбы с коррупцией и правами человека. В нынешней системе, срисованной с США, и мешающей правоохранительным органам это делать, заинтересованы только бандиты и коррумпированные чиновники, кто без нарушений законов прожить не могут, и у кого есть деньги на дорогостоящих адвокатов. Если система будет отстраиваться в интересах рядовых обывателей (с иными проблемами по жизни), то общество, безусловно, выберет вариант настоящей борьбы с коррупцией и отменой всего, что препятствует правоохранительной системе в этом.

В результате система начнет по-настоящему решать проблему, и речи Путина о том, как его власть борется с коррупцией, будут по существу. Но для этого, прежде всего, он должен выполнить свою часть работы, сделать системные антимонопольные шаги, расписанные выше, по изменению общественной системы сверху. Основное законодательное изменение здесь должно состоять в принятии упрощенной процедуры назначения внеочередных выборов меньшинством избирателей. И тогда у нас очень быстро установится настоящая работоспособная, а не только для декларации, демократия, и общество начнет вылечиваться от нынешних социальных недугов.

А теперь вернемся к внешней политике.

Один из принципиальных вопросов в связи с украинским кризисом состоит в том, что делать с Украиной, если ввести туда войска и остановить кровопролитие. Миротворец в этом случае как бы берет на себя ответственность за то, что будет дальше. И России, неспособной сегодня разобраться со своими проблемами (коррупцией и неконкурентоспособностью производства) придется взвалить на себя еще и аналогичные проблемы Украины.

А между тем, все относительно просто. Надо на Украине создать условия для настоящей демократии – силой подавить экстремистов, мешающих остальным жить, и запустить антимонопольные законы, основной из которых это упрощенная процедура назначения внеочередных выборов меньшинством (чтобы в частности Майданы стали не нужны). После этого надо оставить Украину дальше жить самостоятельно, экономически и политически с ней сотрудничая. Настоящая демократия очень быстро превратит Украину в мирное и процветающее государство.

Второй вопрос о санкциях США. Кто-то из наших официальных лиц вполне разумно назвал это новым видом наступательного оружия США. Нам нужно нечто адекватное для ответа на эти наскоки. Наши официальные лица в своих выступлениях в основном продвигают мысль о «двойных стандартах». Это нормально, и какие-то положительные плоды принесет, особенно в отношении к украинскому кризису третьих стран.

Но желательно наносить ответные удары по точкам наивысшей чувствительности самих американцев. А здесь все разговоры о порядочности («двойные стандарты» как раз из этой серии) бесполезны. Между тем Россия вполне может поучить Америку демократии, поскольку у той в действительности не настоящая демократия, а суррогат. Американская система устроена так, что наивысшая чувствительность власти к интересам избирателей действует только в вопросах внутренней политики, имеющих прямое отношение к экономике. Именно здесь обязательным элементом демократии является настоящая свобода слова. До всего же остального американцам практически нет дела. Им, к примеру, совершенно безразлично, что где-то украинские нацисты убивают русских.

Здесь американская государственная система практически тоталитарна. Она может в политических целях глобально лгать. Американцы это вполне простят своей власти, если политика той будет успешной, победной (между прочим, поэтому отступать, давать американцам побеждать нас, тоже не здорово). Однако многие будут недовольны, если показать, что, таким образом, не соблюдается свобода слова, нарушается демократия и приводит все это к экономическим потерям самих американцев. Бюджет страны расходуется не в интересах простых граждан (сначала поддерживаются экстремисты, а потом тратятся средства на борьбу с ними) и санкции вводятся в ущерб собственным экономическим интересам.

Важна логическая цепочка, понятная американскому обывателю: отсутствие свободы слова, обман населения на государственном уровне, на основе этого обмана действия власти, наносящие ущерб интересам граждан Америки, все это вкупе антидемократично, и представляет собой шаги к тоталитарности. «За нарушение демократии» надо вводить экономические санкции со стороны России против правящей сегодня в Америке партии (ее членов). К формулировкам такого типа американцы уже будут прислушиваться, вникать в тему. И конкурирующая партия, которая сегодня в оппозиции, не пренебрежет возможностью разыграть ситуацию в свою пользу. Не прекращая прежней критики, полезно разработать дополнительную новую риторику, которую американской администрации будет сложно игнорировать.

Однако все это может принести плоды, только если сама Россия станет действительно демократическим государством, если упрекнуть ее в чем-то аналогичном будет сложно.
13.07.2014 Г.М. Герасимов



Похожие:

По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconПраздник «Мы школьниками стали»
Учитель: Вот я сейчас и проверю, всех ли разбудил будильник, а может быть у кого-то
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может icon«Информация, человек и компьютер»
Для начала мы с вами определим, что же такое Информация. Далее выясним, каким образом она связана с человеком. И только потом нам...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconУсловия проведения вида «Кросс-поход» Общие условия Старт кросс-похода 15 мая 2012 года в 11. 00 на ст. Асеевская, финиш – дол
Змк, которую она обязана предъявить судье по прибытию на этап и на финише. Время нахождения на каждом из этапов – 10 минут, по истечению...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconГравитирующий эфир
Предполагать, что тело может действовать на другое на любом расстоянии в пустом пространстве, без посредства чего-либо, передавая...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconДумала она
За неделю она научилась немного сдерживать эмоции, но сегодня, в гостях у дя-ди, который ещё не знал о её мутации, она действительно...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconИнструкция: Оцени, пожалуйста, каждую ситуацию в баллах в зависимости от того, насколько она может вызвать у тебя тревогу

По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconИгра мир ребенка
Игра — это целый мир ребенка-дошкольника. Как проблема воспитания она требует неустанных, каждодневных раздумий родителей. Малыш...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconКсения Марштупа-Зайцева
Но она никуда не пропадает. Она выжидает. Она тоже создает, тихо, медленно правда плетет вокруг нас свой кокон, мы же даже не подозреваем...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconКлассный час «Звуки музыки этой прекрасные»
П.: Наш сегодняшний классный час называется «Звуки музыки этой прекрасны». Как вы уже поняли, речь на нем пойдет о музыке. Мы с вами...
По-другому не бывает, поскольку власти нужно на кого-то опираться. Висеть в воздухе она не может iconДесять ошибок в воспитании, которые все когда-нибудь совершали
А может быть, сами взрослые, применяя радикальные методы воспитания, делают нечто такое, из-за чего потом бывает стыдно. В своих...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации