В московский окружной военный суд icon

В московский окружной военный суд




НазваниеВ московский окружной военный суд
Дата конвертации05.05.2015
Размер148.11 Kb.
ТипДокументы
источник




В Московский окружной военный суд

--------------------------- 121002, гор.Москва, ул.Арбат, дом 37

от Трепашкина Михаила Ивановича, пенсионера, ветерана военной службы, полковника запаса, ад-

воката АБ "Штандарт" Межтерри­ториальной коллегии адвокатов "Межрегион" Гильдии российских адвокатов, проживающего по ад­ресу: 105275, гор.Москва, 8-ая ул.Соколиной горы, дом 13, кв.6, тел.: 365-10-72.

О Б О С Н О В А Н И Е

жалобы на постановление судьи Ткачука Н.Н.

Город Москва 25 апреля 2003 года

17 марта 2003 года судья Московского гарнизонного военного суда подполковник юстиции Ткачук Н.Н. вынес постановление, в ко­тором удовлетворил представление первого заместителя Главного военного прокурора Пономаренко А.Г. о даче заключения о наличии в моих действиях как адвоката признаков состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.285 УК РФ, признав наличие в моих дейс­твиях состава указанного преступления.

Считаю, что постановление судьи Ткачука Н.Н. является неза­конным и необоснованным, в связи с чем прошу его отменить.

Основания для ходатайства:

1. Выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. В частности, прошу обратить внимание на следующие ложные формулировки:

а) с 10 августа 1996 года в соответствии с приказом ФСБ РФ № 0184 я был выведен за штат, отстранен от должности в связи с организационно-штатными изменениями и служебным разбирательством и с того времени я не находился ни на какой должности ФСБ РФ;

б) в период с декабря 1993 г. по июль 1997 года я не служил в подразделениях упраздненного к тому времени КГБ СССР. Судья Ткачук Н.Н. утверждает обратное, что само по себе уже должно влечь отмену постановления от 17 марта 2003 года, так как выводы судьи Ткачука Н.Н. противоречат общеизвестному историческому факту;

в) материалами дела вообще и присланными в суд, в частнос­ти, не установлен источник, откуда я мог копировать информацию, ибо такого источника не было и я не копировал на дискеты доку­менты ФСБ РФ.

Более детально аргументируя свои доводы, хочу заявить о следующем:

Суд, обосновывая свои выводы, ссылается на то, что:

"в период с декабря 1993 года по июль 1997 года Трепашкин, проходя службу на различных должностях в органах государственной безопасности СССР и Российской Федерации..."

Однако:

* в 1993-1997 гг. такого государства как СССР уже не было;

* в 1993-1997 гг. я не служил в органах государственной бе­зопасности СССР;

* СССР прекратил свое существование как государство еще в декабре 1991 года;

* органы государственной безопасности СССР были распущены еще в 1991 году.

Судья Ткачук Н.Н. бездоказательно переписал указанное ут­верждение из представления первого заместителя Главного военного прокурора генерал-майора Пономаренко А.Г., хотя доказательств этого в материалах не имелось, о чем я неоднократно писал в сво­их заявлениях, возражении и реплике.

Если судебная коллегия по уголовным делам Московского ок­ружного военного суда примет решение оставить в силе постановле­ние судьи Ткачука Н.Н. от 17 марта 2003 года, то я прошу отра­зить в судебном решении, по каким основаниям я не прав, утверж­дая, что к 1993 году, а точнее с декабря 1991 года Советский Со­юз распался и КГБ СССР был распущен.

Также бездоказательно судья Ткачук Н.Н. переписал утвержде­ния:

1) что я систематически приносил на свое рабочее место лич­ные дискеты, после чего незаконно копировал на них и на личный системный блок компьютера массивы служебной информации закрытого характера;

2) что я скрытно выносил со своих рабочих мест служебные документы, в том числе и содержащие сведения, составляющие госу­дарственную тайну.

Замечу, что в представленных в суд материалах этих данных не имеется, то есть нет ни одного доказательства о том, что:

- я приносил на свое рабочее место личные дискеты (это гру­бая ложь);

- что я копировал на эти дискеты и на личный системный блок компьютера массивы служебной информации (снова ложь);

- что я скрытно выносил со своих рабочих мест документы. Все изложенное выше - вымыслы следователя и первого замес-

тителя Главного военного прокурора Пономаренко А.Г., которые не подтверждены ни одним доказательством. Однако суд переписал эти домыслы и предположения как установленный факт, не обратив вни­мание на следующие обстоятельства:

а) у меня (и в деле) не имеется личных дискет, либо данных о личных дискетах, на которые я якобы копировал информацию (все фантазии);

б) в деле нет ни одного доказательства, что я приносил ка­кие-либо дискеты на рабочее место. Свидетели (Пащенко, Перевоз­кин, Дроздов и др.), которые находились со мной в одном рабочем кабинете подтвердили, что никогда не видели у меня никаких дис­кет;

в) в деле нет ни одного доказательства, что я копировал ка­кую-либо информацию на личные дискеты (или дискеты вообще) или на личный системный блок компьютера. Обратите внимание, копиро­вать нужно из какого-либо источника, но такого источника не ус­тановлено, так как на компьютере остались те файлы, которые я создавал лично либо оставил кто-то из сотрудников отдела;

г) я вообще никогда не работал с какими-либо секретными массивами, не говоря уже о копировании таковых. У нас в отделе не было никаких массивов, что подтверждается показаниями всех сотрудников отдела;

д) прокурор не назвал ни один источник, откуда я мог копи­ровать данные и не представил таких данных суду.

Латинское изречение гласит: Quod non est in aktis, non est in mundo (Куод нон эст ин актис, нон эст ин мундо) - Чего нет в документах, того нет на свете.

В ходе рассмотрения представления я неоднократно просил суд запросить доказательства, подтверждающие хотя бы косвенно пере­численные выше обстоятельства. Судья Ткачук Н.Н., не имея дока­зательств, в нарушение ч.4 ст.7, ст.17 УПК РФ и Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре", построил свои выводы не на совокупности доказательств, а на ложных, бездоказа­тельных вымыслах и предположениях Главной военной прокуратуры.

Судья Ткачук Н.Н., несмотря на то, что из представленных в суд материалов было видно (и они оглашались в суде):

а) что с августа 1996 года и до увольнения из ФСБ РФ (в со­ответствии с приказом ФСБ РФ № 283-лс, я уволен с 8 мая 1997 го­да) я не состоял не только на должностях УСБ ФСБ РФ, как об этом указывает в постановлении судья Ткачук Н.Н., но и ФСБ РФ в це­лом;

б) что с 10 августа 1996 года по 24 сентября 1996 года в соответствии с приказом № 0184 от 10 августа 1996 года я нахо­дился в распоряжении УСБ ФСБ РФ в связи с ликвидацией 3 отдела УСБ ФСБ РФ (где я проходил службу) и созданием на базе ликвиди­рованного отдела совершенно новой структуры ФСБ РФ - Управления перспективных программ ФСБ РФ, а с 24 сентября 1996 года и по день увольнения в соответствии с приказом ФСБ РФ № 778 от

24.09.96 г. я лишь находился в распоряжении Управления перспек­тивных программ (документ в деле имеется);

в) что в соответствии с приказом ФСБ РФ № 283-лс я уволен из ФСБ РФ 8 мая 1997 года, а другим приказом № 20-лс от 19 мая 1997 года я исключен уже из списка личного состава УПП ФСБ РФ, ибо к этому времени я должен был полностью подписать обходной лист;

г) что в момент нахождения за штатом я не получал даже продпайка, не говоря уже надбавок за секретность или за долж­ность. В соответствии с приказом ФСБ РФ я получал: оклад по во­инскому званию, оклад по воинской должности, которую занимал пе­ред зачислением в распоряжение, процентную надбавку за выслугу лет и пенсионную надбавку;

д) что со мною с августа 1996 года не заключался контракт, умышленно указал, что я и в 1997 году якобы находился на

должностях ФСБ РФ. По-моему мнению, это недопустимый для судьи факт фабрикации материалов дела, сфальсифицированный в тех це­лях, чтобы показать, что в 1997 году, то есть на момент вступле­ния в силу нового Уголовного кодекса РФ и, в частности, ст.285, я состоял в должности.

Таким образом, я свои аргументы строю на следующих доказа­тельствах:

* приказ ФСБ РФ № 0184 от 10.08.96 г. о том, что я нахожусь в распоряжении (не при должности) УСБ ФСБ РФ;

* приказ ФСБ РФ № 778 от 24.09.96 г. о том, что я нахожусь в распоряжении Управления перспективных программ ФСБ РФ;

* приказ ФСБ РФ № 283-лс от 8.05.97 г. о том, что я уволен с 8 мая 1997 года.

Замечу, что эти доказательства оглашались в суде. Они под­шиты в материалах уголовного дела № 29/00/0001-02 (том 1 л.д.52).

А также:

- ст.13 Указа Президента РФ от 16 сентября 1999 года № 1237, которая называется "Порядок зачисления в распоряжение ко­мандира (начальника)";

- приказ ФСБ РФ от 17 ноября 2000 г. № 585 "Об утверждении Порядка выплаты денежного довольствия военнослужащим органов фе­деральной службы безопасности, проходящим военную службу по контракту, зачисленным в распоряжение";

- Порядок выплаты денежного довольствия военнослужащим ор­ганов федеральной службы безопасности, проходящим военную службу по контракту, зачисленным в распоряжение" и др.

Судья Ткачук Н.Н. как и первый заместитель Главного военно­го прокурора Пономаренко А.Г., не ориентируясь в значении слов "находясь на должности" и "находясь в распоряжении", не учли важное обстоятельство: сотрудник ФСБ РФ зачисляется в распоряже­ние только после сдачи дел и должности (см.п.2 Порядка выплаты денежного довольствия военнослужащим органов ФСБ, проходящим во­енную службу по контракту, зачисленным в распоряжение, утверж­денного Приказом ФСБ РФ от 17 ноября 2000 г. № 585). Следова­тельно, с августа-сентября 1996 года и по день увольнения, я не находился при должности, так как находился "в распоряжении УПП ФСБ РФ". Как говорится, даже "для ежа понятно", что ни одно мое действие как должностного лица ФСБ РФ не попадает на период вступления в действие нового УК РФ.

Даже если и признать наличие признаков состава преступле­ния, то речь может идти о ст.170 УК РСФСР, но не о ст.285 УК РФ. И, кроме того, нужно учесть, что ст.285 УК РФ существенно отли­чается по объективной стороне и по субъекту, ибо новый УК РФ не признает такого признака как "служебное положение", а преступны­ми признает лишь злоупотребление "должностными полномочиями", то есть теми полномочиями, которые лицо злоупотребляет в силу зани­маемой должности. В этой связи я просил бы судебную коллегию учесть Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19 июля 1999 года по делу О. "Суд, не установив злоупотреблений должностными полномочиями, обоснованно оправдал работника нало­говой полиции по ч.1 ст.285 УК РФ", в котором указывается:

"Статья 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоу­потребление именно должностными полномочиями, а не за злоупот­ребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного само­управления, государственных или муниципальных учреждениях".

(Извлечение из Определения СК Верховного Суда РФ от 19 июля 1999 года прилагается).

Совершенно аналогичное указание содержится в постановлении Президиума Омского областного суда от 10 апреля 2001 года по де­лу Дергачевой "Нарушение судом положений уголовно-процессуально­го закона, регламентирующих составление и содержание приговора, повлекло его отмену", где указывается:

во-первых, что деяния, совершенные до 1 января 1997 года квалифицируются по ст.170 УК РФ;

во-вторых, рассматриваться могут лишь те полномочия долж­ностного лица, которые вытекали из его служебных обязанностей по должности;

в-третьих, что должна быть причинная связь между злоупот­реблением должностными полномочиями и наступившими последствия­ми;

в-четвертых, что все имеющиеся сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого.

(Извлечение прилагается).

В комментарии к ст.285 УК РФ по ред.Председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева указано, что ст.285 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномо­чиями, а не за злоупотребление служебным положением, которое за­нимает лицо в соответствующем государственном органе.

2. Выводы суда о наличии признаков состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.285 УК РФ, не соответствуют требованиям УПК Российской Федерации, прежде всего ст.73, ч.2 ст.140 и п.4 ч.2 ст.171.

Суд 1 инстанции не указал:

* когда и какими именно должностными полномочиями я злоу­потребил (это сделано умышленно, чтобы показать, что на момент вступления в действие нового УК РФ я якобы находился на должнос­ти);

* какие конкретно последствия и когда именно наступили (та­ковых не имеется). Если считать последствия в виде разглашения, то нужно было указать в постановлении, кому именно и какие имен­но сведения были разглашены;

* из какой заинтересованности были совершены деяния и т.д.

В целом можно сказать, что суд ничего конкретного не обна­ружил в представленных материалах, указать в постановлении было нечего, а решение вынес на "голом месте", на сфабрикованном т.н. "криминальном фоне" в нарушение:

- ст.14 УПК РФ (сторона обвинения должна доказать свои до­воды);

- ст.17 УПК РФ (судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью);

- Постановлением Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре", требующего, чтобы решения (выводы) суда основывались на совокупности исследованных доказательств, при том не вызываю­щих сомнений.

Общеизвестно, что для возбуждения уголовного дела по ст.285 УК РФ должны быть четко установлены следующие признаки в их со­вокупности:

а) что на момент совершения каждого конкретного деяния я являлся должностным лицом;

б) что совершенные деяния вытекали из моих конкретных слу­жебных обязанностей по должности, указанных в соответствующих нормативных актах;

в) что эти деяние совершены вопреки интересам службы;

г) что эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности;

д) что эти деяния являются общественно опасными;

е) что эти деяние причинили конкретный вред и кому именно.

Только при наличии этих признаков в совокупности можно вес­ти речь об ответственности за злоупотребление служебным положе­нием (Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 30 ок­тября 1991 года по делу К. - см.Бюллетень Верховного Суда РФ.1992. N 4, с.6).

"Если общественно опасные деяния не связаны с использовани­ем служебных полномочий, то ответственность за преступление, предусмотренное ст.285 УК РФ, исключается" (см.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации с учетом судебной прак­тики. Книга вторая, Москва, "Новая волна", 1998, с.399).

В этой связи необходимо сослаться на Определение судебной коллегии Верховного Суда РФ от 19 июля 1999 года "Суд, не уста­новив злоупотреблений должностными полномочиями, обоснованно оп­равдал работника налоговой полиции по ч.1 ст.285 УК РФ", в кото­ром, в частности, указано:

"Статья 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоу­потребление именно должностными полномочиями, а не за злоупот­ребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного само­управления, государственных и муниципальных учреждениях.

Поэтому при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях должностного лица состава данного преступления необхо­димо установить круг и характер его служебных прав и обязаннос­тей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, уставах, положениях и т.д.".

Постановление N 4 Пленума Верховного Суда СССР "О судебной практике" по делам о злоупотреблении властью или служебным поло­жением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге" от 30 марта 1990 года, не утратившее силу до настоящего времени, указывает: "..в соответствии с законом должностным злоупотреблением могут быть признаны такие действия должностного лица, которые вытекали из его служебных обязаннос­тей и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которы­ми это лицо наделено в силу занимаемой должности" (п.10). Об этом же указывается во всех комментариях к ст.285 УК РФ.

Без конкретизации и мотивации, без какого-либо обоснования суд признал тяжкими последствия в виде разглашения государствен­ной тайны.

Такой вывод не соответствует закону.

Что охватывается понятием "тяжкие последствия"?

Если посмотреть официальные комментарии к данной статье и судебную практику, то к тяжким последствиям относятся:

- крупные аварии;

- длительная дезорганизация работы государственного или му­ниципального учреждения;

- длительная остановка транспорта;

- нанесение материального ущерба в крупных размерах;

- причинение особо крупного материального ущерба;

- массовые беспорядки, вызванные неправомерными действиями должностного лица;

- срыв хозяйственных заданий;

- причинение смерти;

- причинение тяжких телесных повреждений,

- это самые обширные комментарии под редакцией Председа­теля Верховного Суда Российской Федерации В.М.Лебедева, а также заместителя Генерального прокурора РФ заслуженного юриста Рос­сийской Федерации С.Г.Кехлерова. Комментарии других известных российских юристов аналогичны, но по перечню конкретных тяжких последствий более узкие.

Понятие "вызвавшие тяжкие последствия" (ч.3 ст.285 УК РФ) следует отличать от понятия "повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняе­мых законом интересов общества или государства" (ч.1 ст.285 УК РФ) и "причинило существенный вред государственным или общест­венным интересам, либо охраняемым законом правам и интересам граждан" (ч.1 ст.170 УК РСФСР).

В частности, такое последствие как "повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства" (ч.1 ст.285 УК РФ) понимает причинение существенного материального либо иного вреда, а именно:

- нарушение конституционных прав и свобод граждан;

- подрыв авторитета соответствующего органа;

(прим.: даже если принять, что разглашение было, то в со­ответствии с заключениями экспертов они могли послужить лишь подрывом авторитета спецслужбы)

- создание помех и сбоев в работе указанного органа;

- нарушение общественного порядка;

- сокрытие тяжких преступлений (см. также п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 марта 1990 года).

При этом указывается, что лицо на момент злоупотребления должно осознавать, что своими действиями или бездействием оно причиняет указанный выше вред или тяжкие последствия, то есть такое преступление признается совершенным умышленно (см.Руко­водство для следователей "Тяжкие и особо тяжкие преступления", квалификация и расследование, "Спарк, Москва, 2001, стр.336).

Главная военная прокуратура не указывает ни на один из признаков тяжести последствий, ибо таковых не имеется. Я своими действиями не вызывал крупных аварий, длительной дезорганизации работы государственного или муниципального учреждения, не нано­сил никому материального ущерба в крупных размерах, не причинял особо крупного материального ущерба, не причинял смерти либо тяжких телесных повреждений.

Разглашение сведений, составляющих государственную тайну, то есть преступление, предусмотренное ч.1 ст.283 УК РФ, которое Главная военная прокуратура пытается вменить мне в вину как "тяжкие последствия", вообще не является тяжким преступлением. В этой связи неправомерно утверждать, что совершение действий, не являющихся тяжкими, - это "тяжкие последствия".

Более того, если бы были тяжкие последствия от разглашения сведений, составляющих государственную тайну, то они охватыва­лись бы ч.2 ст.283 УК РФ.

Суд не учет также следующие обстоятельства:

а) что факт разглашения - не установлен;

б) что сведения, незаконно признанные сотрудниками ФСБ РФ секретными, - не соответствуют действительности (заявление, по­данное в соответствии со ст.18 Закона РФ "О государственной тай­не", находится на рассмотрении в Московском окружном военном су­де).

Суд неправильно квалифицировал деяния, описанные в предс­тавлении Главной военной прокуратуры.

Обратим внимание, с какого времени был введен состав прес­тупления, предусмотренного ч.3 ст.285 УК РФ?

Общеизвестный факт, что ст.285 Уголовного кодекса Российс­кой Федерации введена с 1 января 1997 года (см.Федеральный закон от 13 июня 1996 года № 64-ФЗ "О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации). Я думаю, что этот факт никто не оспаривает.

В соответствии со ст.9 УК РФ "Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния" (ч.1).

Следовательно, в соответствии со ст.ст.9 и 10 УК РФ непра­вомерно квалифицировать деяния 1984-1996 гг. по ст.285 УК РФ, которая в то время еще не была введена в действие.

Кроме того, я прошу суд учесть, что деяния, которые Главная военная прокуратура собирается вменить мне в вину, совершены в январе-феврале 1994 г. и в феврале 1996 года, а последствия в виде разглашения тайны наступили в 2001 и 2002 гг., то есть по истечении срока давности по ч.1 ст.170 УК РСФСР. Судья Ткачук

Н.Н. увидел в этом причинную связь. Обратите внимание, что если следовать логике Ткачука, то нужно привлекать к ответственности Калашникова за то, что он изобрел автомат, из которого до сих пор убивают людей.

Необходимо также отметить, что допуск к работе с секретными документами мне оформлялся только в СССР. В Российской Федерации я не оформлял допуск по форме № 2 для работы с секретными доку­ментами и такого не имел. Если бы я оформлял допуск, то это было бы оговорено в контракте (см.Приказ ФСБ РФ от 18 ноября 1999 г. № 576 "О контракте о прохождении военной службы").

В целом дело из разряда т.н."заказных", сфабрикованное по причине моих личных неприязненных отношений с Директором ФСБ РФ Патрушевым Н.П., с которым я судился, а также по причине того, что я поддержал Литвиненко А.В. при его незаконном преследовании и что я являлся помощником Березовского Б.А. как депутата Госу­дарственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Уместно будет упомянуть слова М.Генина: "Правда все равно всплывет, но это не значит, что ее надо топить".

С учетом изложенного выше совершенно очевидно, что перечис­ленных признаков злоупотребления должностными полномочиями в мо­их действиях по данному уголовному делу не усматривается.

Заведомо незаконное решение судьи Ткачука Н.Н. вызвало для меня тяжкие последствия, связанные с нарушением моих конституци­онных прав:

а) в отношении меня дана санкция на прослушивание телефон­ных переговоров;

б) дана санкция на контроль пейджинговых сообщений;

в) дана санкция на контроль электронной почты и т.п.

ФСБ РФ и Главная военная прокуратура специально добивались выполнения судьей Ткачуком Н.Н. своего заказа, чтобы по тяжкому составу преступления получить санкции на проведение перечислен­ных оперативно-розыскных мероприятий.

Я прошу суд вынести решение в соответствии с законами Рос­сии, преде всего УПК РФ и в соответствии с Кодексом чести судьи. Это мое обращение к чести гражданина, офицера, судьи вызван оп­ределенными причинами. По ранее рассматриваемым материалам су­дебная коллегия вынесла решение, из которого следовало, что у меня обнаружены документы с данными об агентуре ГРУ ГШ МО РФ. Вывод коллегия сделала на основании постановления следователя Барсукова С.В. о возбуждении в отношении меня уголовного дела. Потом мне дали официальный ответ, что документов ГРУ ГШ МО РФ у меня не было. А коллегия вынесла решение, что такие документы у меня присутствовали! И как теперь оценивать такое судебное реше­ние? Подавать в суд на судей за клевету? Уверен, если бы суд вы­носил именно судебное решение в соответствии с УПК РФ на основе совокупности доказательств, то такой абсурдной ситуации не воз­никло бы.

На основании выше изложенного, в соответствии с чч.1 и 2 ст.46 Конституции РФ, ст.127, 354 и 360 УПК РФ прошу суд:

Отменить Постановление судьи Московского гарнизонного воен­ного суда подполковника юстиции Ткачука Н.Н. от 17 марта 2003 года как незаконное.

______________М.И.Трепашкин



Похожие:

В московский окружной военный суд iconДокументы
1. /Московский военный округ 6.doc
В московский окружной военный суд iconДніпропетровський апеляційний адміністративний суд:
Дніпропетровський апеляційний адміністративний суд розглянув Ваші три заяви щодо незгоди з судовими рішеннями Дніпропетровського...
В московский окружной военный суд iconКрасногвардійський районний суд м. Дніпропетровська: Герб України
Красногвардійський районний суд м. Дніпропетровська направляє ухвалу від 16 квітня 2009 року для відома
В московский окружной военный суд iconДніпропетровський окружний адміністративний суд
Відповідно до ст. 109 Кас україни, Дніпропетровський окружний адміністративний суд направляє на Вашу адресу копію ухвали про відмову...
В московский окружной военный суд iconКіровський районний суд міста Дніпропетровська: Герб України
...
В московский окружной военный суд iconУрок суд (литература) «К нам едет ревизор»
Урок – суд (литература) «К нам едет ревизор» (антикорупционное направление). Присутствовало: 11 учащихся. Урок проводила – учитель...
В московский окружной военный суд iconМладший научный сотрудник Т. Д. Абугова реабилитация больных с кератоконусом начальных стадий
Московский нии глазных болезней им. Гельмгольца
В московский окружной военный суд iconДокументы
1. /Дальневосточный военный округ 11.doc
В московский окружной военный суд iconДокументы
1. /суд. и псих. медицина/sud_med/SUD_MED.TXT
2. /суд....

В московский окружной военный суд iconМ. В. Саранцева 2009г
Отечества, и в целях координации мероприятий по подготовке к юбилею Великой Победы, отдел образования Администрации г. Белорецка...
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации