Посвящается … Немного для с icon

Посвящается … Немного для с



НазваниеПосвящается … Немного для с
страница1/2
Дата конвертации17.04.2015
Размер0.52 Mb.
ТипДокументы
источник
  1   2

Посвящается …

Немного для счастья нужно двум людям,

А если люди еще влюблены,

Со счастьем сравнимыми лишь для них будет

Тепло, и покой и чуть-чуть тишины….

Ясны и счастливы такие их дни…


  • Да, да, конечно, до свиданья… - сказала Моника убитым голосом, кладя телефонную трубку и опускаясь в кресло, положа руку на уже округлившийся живот. – О, Боже! Да что ж это такое-то, а? Что ж мне покоя-то никто не дает?

  • Что произошло на этот раз? – улыбнулся вошедший в комнату Алекс, на ходу снимая пиджак и ослабляя узел галстука. Хайек посмотрела на него и вздохнула.

  • Ой, Алекс, и не спрашивай! Лучше тебе не знать… Я даже боюсь тебе говорить об этом…

  • Может, рискнешь?

  • Только что звонила моя бабушка, она собирается приехать…

  • Так это ж хорошо! Познакомишь меня с бабулей?!

  • Алекс, ты не знаешь, о чем говоришь! Это не бабуля, это… это… - Моника запнулась от возмущения. – Короче, это ходячая катастрофа, а не бабуля! Хотя, что я тебе рассказываю, ты сам все увидишь, убедишься, так сказать, воочию.

  • Неужто все так плохо? – Алекс сел рядом с Моникой на подлокотник кресла. Он посмотрел на нее, и вдруг на него нахлынуло невероятное чувство нежности. Он наклонился к ней, и они слились в долгом страстном поцелуе.

  • А вот этого при бабушке делать не советую! – произнесла Хайек, с трудом отрываясь от его губ.

  • Почему? – оторопел Алекс. Уж этого он никак не ожидал.

  • Ну, а я тебе о чем говорю? Она убеждена, что женщина не должна позволять мужчине таких вольностей, - сказала Моника, не успев обдумать то, что она только что произнесла. Они оба засмеялись.

  • Ты хоть сама-то поняла, что сейчас сказала? – сквозь смех проговорил Алекс.

  • Вообще-то, она действительно так считает… - смутилась девушка и положила голову ему на плечо.

  • Ну-ну, не расстраивайся. Переживем…

Моника шумно вздохнула.

Надеюсь, что переживем… Вот Рексу она сразу не понравится, увидишь. Она не любит собак…

Рекс жалобно заскулил и закрыл морду лапой. Алексу стало не по себе, но он постарался не подать виду и бодро сказал:

Уверен, не все так страшно, как тебе кажется.

Мне бы хоть немного твоего оптимизма, – пробормотала Моника. Она взяла ладонь Алекса и прижала к своей, в задумчивости сравнивая размеры. Алекс с улыбкой взглянул на ее тонкую полупрозрачную кисть на фоне его широкой загорелой ладони.

И вообще, нечего переживать, – сказал он. – Бабушка – не самое страшное, что может нагрянуть. Пошли лучше погуляем, в такой вечер грех сидеть дома.

Он чмокнул ее в лоб и пошел одеваться. Моника, нахмурившись, проводила его взглядом, и тоже медленно поднялась…

Наутро, когда Кристиан вошел в контору, он обнаружил, что он пришел первым, хотя и опоздал на полчаса.

Что-то они задерживаются, – удивился Бёк. – Да оно и к лучшему. Алекс не будет издеваться, что я опоздал…

Уместно заметить, что причину его опоздания нельзя было назвать уважительной. Вчера он до двух ночи смотрел футбол и выпил столько пива, что утром еле встал. Есть ему совершенно не хотелось, и это сэкономило ему время, которое пришлось бы потратить на завтрак. Да и на работу он шел в приподнятом настроении, так как убийств не было и так особенно работать и не приходилось.

В коридоре раздались шаги и позванивание ошейника Рекса.

А, идут, – сказал себе Кристиан.

Не успел он опомниться, как на него уже с радостным повизгиванием накинулся Рекс и принялся энергично его вылизывать.

Рекс, ты меня опрокинешь на пол, я тебе этого не прощу, – предупредил Кристиан, пытаясь увернуться.

Доброе утро, – приветствовал его Алекс, вошедший вслед за Моникой.

Угу, – согласился Кристиан. – Что опаздываем?

Проспали, – пробормотал Алекс и потянулся.

Кристиан понимающе кивнул и сел за свой компьютер. Однако он совсем не то подумал. Алекс и Моника полночи напряженно обсуждали, что они будут делать с бабушкой, какую культурную программу для нее предусмотреть, в какую комнату поселить, не переклеить ли, в самом деле, обои, потому что любимый бабушкин цвет – сиреневый…Кончились эти их переживания тем, что оба заснули сидя, прямо на диване в гостиной.

Сегодня нет работы, в принципе, – пожал плечами Кристиан. – Могли бы вообще не приезжать.

Ну, бумаги вместо нас никто в порядок не приведет, – вздохнул Алекс. – Так что все равно мы не даром пришли. Моника, а ты почему села за компьютер? А ну-ка вставай, шкода. Тебе врач ясно сказал: никаких компьютеров.

Кристиан понял, что она не послушается и наморщил нос, готовясь к возмущению Моники. Моника уже набрала в легкие воздуха для зажигательной речи, но тут зазвонил телефон на ее столе, и она сняла трубку.

Криминальная полиция, отдел Брандтнера, Хайек, – со вздохом сказала она.

Брандтнер – это и есть твой молодой человек? – раздался из телефона старческий недовольный голос, полный сарказма. Монику передернуло.

Ба-бушка… – протянула она упавшим голосом. – Как я рада слышать…

Не болтай чепухи, – строго ответила бабушка. – Всем известно, как плохо ты слушаешься свою бабушку. Но, хочешь ли ты того, или нет, сегодня я буду у вас. Я должна же проконтролировать, в каких условиях держит тебя этот Брандтнер. У него никак предки были пожарными?.. Ну и фамилии у людей пошли…

Бабушка! – с негодованием перебила Моника.

Помолчи пять минут! Хочу тебе заметить, что я не стану мириться со сквозняками, так что не вздумайте укладывать меня в гостиной на каком-нибудь диванчике. У меня радикулит. Кроме того, я не потерплю никакой живности.

Но Рекс… – начала было Моника. Рекс вопросительно поднял голову.

Ах, Рекс? – перебила фрау Хайек. – Убрать!

Но бабушка…

Никаких «но», я вижу, ты совсем распустила своего Брандтнера, – отвратительно презрительным голосом заявила бабушка. – Я с ним разберусь. И тебя воспитаю заодно. Всего хорошего.

И она повесила трубку.

Моника со вздохом опустила трубку на рычажок. «Хорошо, что Алекс ничего не слышал», – подумала она с облегчением и вдруг обнаружила, что Алекс почему-то покатывается со смеху, опустив голову и закрыв глаза ладонью. Кристиан с каким-то недоуменным видом также улыбался, тщетно пытаясь спрятать улыбку.

В самом деле, ну и фамилии пошли, – пробормотал Алекс, отсмеявшись.

Моника удивилась:

Алекс?

Ладно, ладно, – ответил тот весело. – Я все слышал. У тебя на телефоне был включен микрофон.

Кристиан не выдержал и закашлялся, отворачиваясь к стенке. Но по тому, как сотрясались его плечи, было видно, что он изнемогает от смеха. Моника смутилась. Она подошла к Алексу и виновато погладила его по голове.

Прости… Но она совсем не то хотела сказать…

Тебе не за что извиняться, – Алекс встал и обнял ее. – Тебя, помнится, тоже собирались воспитать…

А с тобой «разобраться»… – Монику заразило его веселье и она тоже засмеялась, спрятав лицо на его груди. – Боже, какой ужас…

Если она будет против Рекса, я могу взять его к себе, – заметил Кристиан.

Меня! Меня возьми к себе! – с мольбой сказал Алекс. – А то я боюсь, круто со мной разберутся…

А я? – испугалась Моника. Она оторвала лицо от мягкой пахнущей одеколоном рубашки Алекса и взглянула на него, но, увидев на его лице улыбку, успокоилась.

Ты что же, думала, я тебя брошу на бабушку? Ты думаешь, я такой бессердечный?

Ну ладно уж, – делано строгим голосом сказала Моника, расправляя помятый воротник его рубашки. – Все-таки она моя бабуля, нечего на нее наезжать.

И она с гордым видом прошествовала назад за свой компьютер. После таких треволнений Алекс уже забыл, что минуту назад вытаскивал ее из-за компьютера, а Моника не стала ему напоминать….

День пролетел удивительно быстро. И хотя Моника старалась вести себя как ни в чем не бывало, она с содроганием думала о приближающемся вечере. Работы не было, и ничто не могло отвлечь ее от мрачных мыслей. Она со страхом думала о том, как любимая бабуля будет наводить свои порядки в доме и терроризировать Алекса. Когда пробило семь, Алекс нехотя зашевелился.

Пора домой, – неестественно-бодрым голосом объявил он.

Ура, – сказал Кристиан.

Эх, – вздохнула Моника. – Что поделать, домой, так домой. Настал час расплаты.

Кристиан удивленно воззрился на нее.

Мон, ты до такой степени боишься бабушки?

Нет, но… не знаю…

Не волнуйся, все будет хорошо. В конце концов, она ведь тебя любит, я в этом уверен. А тот, кто любит, не станет издеваться.

Хочется верить, – жалобно сказала Моника.

Попрощавшись с Кристианом, Алекс, Моника и Рекс сели в машину. Алекс не сразу завел ее. Он как-то обстоятельно копался в бардачке, поправлял зеркала заднего вида и пытался что-то насвистывать. Моника его не торопила. Уже когда он взялся за ключ зажигания, она вдруг сказала:

Алекс! Если что, ты все равно знай, что я тебя люблю.

Моника… – Алекс улыбнулся. Она говорила так, словно собралась на казнь.

Нет, я правда тебя люблю. Не веришь?

Верю, верю. Но…

Вот и хорошо, – обрадовалась Моника. Она обняла его за шею и как следует поцеловала. – Ну все. Теперь можем ехать.

Солнышко, ты слишком нервничаешь. Тебе нельзя так переживать.

Может быть. Но при бабушке придется забыть о поцелуях.

Алексу стало тоскливо от этих слов.

Возле дома Алекса наблюдалась следующая картина. На крыльце стояли чемоданы. Возле чемоданов прогуливалась пожилая женщина строгого вида и надменно разглядывала окна дома. Увидев ее, Моника задрожала, как осиновый лист.

Алекс, обещай, что будешь держать меня за руку, – пробормотала она.

Не волнуйся, все обойдется, – утешил ее Алекс, слабо веря в собственные слова. Рекс прижал уши и заурчал.

Заведя машину во двор, Алекс вышел из нее и открыл дверцу Монике и Рексу. Бабуля Моники наблюдала церемонию выхода из машины с терпеливым и внимательным выражением лица. Алекс изобразил милую улыбку, а Моника заморгала и пошла к строгой даме.

Бабушка! – пролепетала она и чмокнула ее в холодную морщинистую щеку. – Я так рада видеть тебя!

Как же, – отозвалась та. – Могу я спросить, почему я не удостоилась встречи в аэропорту? Хотя… вам наверно некогда, в вашей полиции.

Она говорила так гневно, что Моника была готова заплакать. Вспомнились все детские переживания за разбитую вазу и воровство варенья, а так же наказания бабушки за все эти проделки. На ум пришел так же угол с цветастыми обоями, между шкафом и окном… Моника поежилась и сжала руку Алекса.

Я вижу, ты сегодня не в себе, дитя мое, – строго заметила бабуля. – Ты не собираешься познакомить нас? Хотя и так все ясно. Вы, молодой человек, господин Брандтнер, не так ли?

Можно просто Алекс, – дружелюбно ответил тот, пожимая протянутую старушечью лапку.

Прекрасно. Алекс. А это что за явление природы?

Рекс заурчал и спрятался за хозяином.

Я же сказала, убрать, – покачала головой бабушка. – У вас плохая привычка, не слушаться старших. Я это исправлю.

Пока Алекс перетаскивал ее чемоданы в дом, соображая, каких таких камней она в них напихала, бабушка уже отправилась на экскурсию по дому. Рекс от греха подальше залез в своей комнате под шкаф и тихонько сидел там, поблескивая умными глазами на грозную фрау Хайек.

Чувствуется, что эта кухня у вас только для красоты, – гремела бабушка на весь дом, сотрясая стены. – Моника, дитя мое, разве ты сюда заходишь? Мне кажется, здесь готовятся только кашки-минутки. И то, скорее всего, это делает твой дражайший Брандтнер, – трубила она, ничуть не стесняясь Алекса. Алекс скептически наблюдал за ней, прислонившись плечом к дверному косяку и скрестив на груди руки. – А кто уборку делает?… Ты? Не рассказывай мне сказки. А где живет ваш гиппопотам? В будке во дворе, я полагаю?

Это не гиппо…не бегемот! – обиженно выпалила Моника, которая всю жизнь мечтала иметь собаку, и теперь в Рексе воплотилась ее мечта. – Это немецкая овчарка! И живет он в своей комнате.

На лице бабушки отразилось глубочайшее презрение.

Вот как? В своей комнате, значит? А кто тогда в будке живет? Может, вы решили туда поселить меня?

Бабушка, – с упреком сказала Моника.

Фрау Хайек прошествовала в спальню Алекса и Моники с гордо поднятой головой.

Так-так, – сказала она, без тени смущения озираясь вокруг. – Прекрасно. Это вы здесь спите?

Моника почувствовала, что краснеют уши. Она уткнулась лбом в плечо Алекса.

У вас неправильно подобрана цветовая гамма, – продолжала она, самым наглым образом выдвигая один за другим ящики ночных тумбочек и всякий раз как-то удовлетворенно хмыкая. – В спальне не должно быть таких сумасшедших цветов, как красный. Да еще роз понаставили. Моника, тебе вообще нельзя никаких цветов, может быть аллергия. И этот ангел на твоем столе выглядит совершенно нелепо. Это вообще кто тут обставлял комнату, уму непостижимо. Полное отсутствие вкуса. А где твоя ночная рубашка?

Бабуля приподняла подушку и извлекла оттуда шелковую полупрозрачную кружевную рубашку на бретельках.

Моника, ты в этом спишь? – грозно спросила она.– И тебе не холодно?! Ты не боишься простудиться? Что за нравы, Боже мой…Хотя, нет, вряд ли ты мерзнешь…по ночам, – гадким голосом добавила она.

Моника уже была в полной готовности провалиться сквозь землю. Алекса начала раздражать бестактность бабульки, к тому же ему не нравилось, что Моника из-за нее нервничает. Он, по-прежнему крепко сжимая в руке руку Моники, подошел поближе к противной старушенции и приготовился было встать на защиту своей любимой девушки и их гнездышка, как фрау Хайек быстро заткнула его:

А это что такое? — она совершенно бесцеремонно открыла один из ящиков ночной тумбочки Алекса и увидела там целую «коллекцию» индивидуальных средств защиты. Теперь настал черед краснеть Брандтнеру. Она оглядела его с ног до головы и выдала, — Да, молодой человек, а вы, я смотрю, даром времени не теряете…

  • Послушайте, это наше личн… — не выдержал Алекс, но тут же вынужден был замолчать под строгим взглядом «бабушки». Он посмотрел на Монику. Девушка видела его первый раз таким растерянным. Монике стало его жалко, что он страдает, в общем-то, из-за нее, а точнее, из-за ее родственников, и она решительно заявила:

Бабушка, мне уже давно не 10 лет, и я в состоянии сама…

  • То, что ты в состоянии, я уже успела заметить, — бабуся скептически посмотрела на округлившийся живот внучки. У Моники на глазах выступили слезы, ей было очень обидно за несправедливые слова этой женщины, свалившейся им как снег на голову и успевшей причинить им кучу неприятностей. Хайек отвернулась, чтобы бабушка не увидела, что она плачет. Зато это заметил Алекс. Он обнял Монику и попытался поцеловать ее так, чтобы не зоркий глаз бабули не разглядел этого. Но не тут-то было.

  • И как не стыдно, господин Бр… Бриндт… Как вас там? Ну, да это не важно… Неужели вы не понимаете, что подобное ваше поведение опускает Монику в глазах окружающих?

Алекс как будто чем-то поперхнулся. Он закрыл рот рукой, чтобы она не видела, что он смеется.

  • Господи, это как же такие люди вырастают? — подумал он. Он ласково посмотрел на Монику, которая еле сдерживалась, чтобы не зарыдать от обиды и злости. — Надо что-то предпринимать… Срочно…

  • Так, молодые люди, все с вами понятно… А вот от тебя, Моника, я никак не ожидала… — гордо произнесла фрау Хайек и с высоко поднятой головой вышла из их спальни. Только за ней закрылась дверь, Моника кинулась Алексу на шею и заплакала.

  • Алекс, ну она же совсем не права… Ну почему она так…— захлебываясь от слез, прошептала она. — Все же совсем не так…

Алекс не знал, как утешить ее. Он обнял ее еще крепче и поцеловал в макушку.

Солнышко, не плачь, тебе нельзя нервничать… — приговаривал Брандтнер. –Скоро она уедет, и мы будем все это вспоминать со смехом…

  • Только вот до этого счастливого момента нужно еще как-то дожить, — пробормотала девушка. Она посмотрела на Алекса и поцеловала его. Он ответил на ее поцелуй. Это продолжалось бы, наверное, долго, если бы их не застукала за этим увлекательным занятием бабушка, которая забыла в их спальне свой ридикюль.

  • Так-так… — недовольно произнесла она, поправляя очки. — Значит, по-хорошему вы не понимаете… Ладно, будем по-плохому…

  • Куда уж хуже… — тихонько сказал Алекс, но абсолютный слух бабушки не упустил и этого. Она надменно хмыкнула, и весь ее вид не предвещал ничего хорошего…


Вечер тянулся невероятно долго. Алекс и Моника были вынуждены пропустить их любимый детективный сериал, только чтобы «любимая» бабушка посмотрела очередную серию «мыльной оперы». Этот день был самым невинным днем с тех пор, как Моника с Алексом стали жить вместе. Они сидели, примостившись на неудобном кресле, предоставив фрау Хайек целый диван. Пропуская мимо ушей тупые реплики героев, они смотрели друг на друга, не решаясь сказать ни слова, опасаясь гнева старушки.

  • Нет, ну каков подлец! — воскликнула бабуся, уставившись в экран телевизора. Моника и Алекс машинально повернулись к экрану. Там молодой человек безупречной внешности с неестественным, чересчур красивым, лицом страстно целовал не менее красивую черноволосую девушку, пытаясь снять с нее ажурную кофточку. Надо сказать, бабушка наблюдала эту сцену с нескрываемым любопытством. Моника с Алексом усмехнулись.

С горем пополам они пережили этот вечер. Самое страшное началось, когда бабушка стала укладываться спать. Молодые люди выделили ей лучшую комнату в доме, лучшее постельное белье, лучшее одеяло и вообще все лучшее. Однако это их не спасло от ее недовольства.

  • Ну, бабуль, спокойной ночи, — с надеждой произнесла Моника и направилась к двери, где ее с нетерпением ждал Алекс.

  • А куда это ты собралась на ночь глядя? — сняв очки, строго спросила фрау Хайек.

  • В смысле? — растерялась Моника. — Спать, вообще-то…

  • Куда?

  • К Алексу…

  • Зачем к Алексу? Ты ляжешь спать здесь. Комнат в доме много, хоть и выглядят они безвкусно.

  • П-почему? — подал голос возмущенный Алекс.

  • Потому, что не прилично неженатым людям спать вместе! — отрезала бабушка. Этого Алекс не мог ей простить. Он решительно подошел к ней и выпалил:

  • Знаете что, это не вам решать, где и с кем Монике спать! Вам ясно? — при этих словах он взял Монику за руку и потащил за собой из комнаты.

  • Алекс, я восхищена! — воскликнула девушка и поцеловала его. Брандтнер легко взял ее на руки и понес в спальню.

Однако поспать им так и не удалось. Часа в два ночи по дому разнесся недовольный возглас фрау Хайек:
  1   2



Похожие:

Посвящается … Немного для с iconОн сегодня дома, он сегодня один. Он немного болен, немного устал

Посвящается … Немного для с iconВетеранам посвящается

Посвящается … Немного для с iconДокументы
1. /Спорт - это жизнь, целая жизнь и даже немного больше/Спорт - это жизнь, целая жизнь...
Посвящается … Немного для с iconВнеклассное мероприятие «В царстве грибов»
Возможно проведение в 6 классе после изучения темы «Грибы», как урок-обобщения пройденног оматериала или для начальной школы в немного...
Посвящается … Немного для с iconДеторождение
Посвящается моим многодетным, малоимущим, блажен­ным родителям Манолису и Элевтерии
Посвящается … Немного для с iconНемного о главном

Посвящается … Немного для с iconЕ. А. Абрамян Sustainable development1 – как его обеспечить? Немного истории
Воинственный, жесткий менталитет, выработанный для выживания особей в длительной эволюции при естественном отборе, был перенесен...
Посвящается … Немного для с iconТ. В. Дадианова, доктор философских наук г. Ярославль
Светлой памяти моего мужа Редькина Николая Николаевича, режиссера, профессора Ярославского государственного театрального института,...
Посвящается … Немного для с icon1991 – 2002 Окончившим Калитинскую школу 10 лет назад посвящается
Однажды в походе по маршруту Калитино Луга дежурные по кухне угостили всех картошкой с тушёнкой и … землёй, травой всем, что было...
Посвящается … Немного для с iconКвадратные уравнения. (8 класс)
Эпиграф к уроку: "Предмет математики настолько серьезен, что полезно не упускать случая делать его немного занимательным"
Разместите кнопку на своём сайте:
Документы


База данных защищена авторским правом ©ex.kabobo.ru 2000-2014
При копировании материала обязательно указание активной ссылки открытой для индексации.
обратиться к администрации